еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Шесть тысяч спасённых жизней

Любовь нельзя купить, нельзя выпросить и даже заслужить. Но можно подарить. И сделать это так просто! Вот только почему же не хватает любви, внимания и заботы почти всем – и людям, и зверям?

Брошенные собаки и кошки – живое выражение этого дефицита. Люди готовы избавиться от ненужных братьев меньших любым способом. Сколько пропало их, беспомощных, не умеющих выжить в огромном городе, щенков и котят?

Такой статистики, конечно, нет. Но есть другая – сколько звериных жизней спасено в ставропольском приюте безнадзорных животных «Лучший друг» за два года его существования. Это был один из первых вопросов, которые я задала администратору приюта Валентине Кот (вот и скажите, что фамилии не имеют к своим владельцам никакого отношения!).

Точно подсчитать сложно – цифры давно четырёхзначные, но примерно через приют прошли (а значит, были спасены, вылечены, выкормлены и отданы в чьи-то добрые руки) около 3000 животных.

– И примерно столько же мы пропустили через передержки у волонтёров, – продолжает Валентина. – Это значит, что в приют животных не привозили, но они всё равно были наши – мы обеспечивали их едой и лечением, участвовали в поиске приёмной семьи…

То есть всего около 6 000. Только подумайте – шесть тысяч спасённых собачьих и кошачьих жизней. И минимум шесть тысяч добрых людских душ, которые подарили свою заботу и любовь ушастым и хвостатым друзьям. Не знаю, лучшим ли, но хорошим и верным – это точно.

Сейчас в приюте около 100 собак и столько же кошек. Есть здоровые, есть раненые, есть больные. А есть больные настолько, что приходится держать их в «изоляторе». Беру это слово в кавычки, потому что на это серьёзное медицинское слово едва ли тянет старый строительный вагончик, добытый с помощью добрых людей. Теснота – что в «изоляторе», что на территории самого приюта – уже почти запредельная. Валентина грустно говорит, что вынуждена давать объявления: новых питомцев принять не можем. Просто некуда.

Территория питомника откровенно маленькая. Крошечное здание «офиса», вагончик, будки и вольеры временно «гостят» у МУАП «Фаун» на проспекте Кулакова. Конечно, огромное спасибо «Фауну» за приют, но места там уже давно не хватает. А жители близлежащих домов (а тем более особняков) вообще откровенно против шумного и беспокойного соседства. Поэтому можно было бы сказать, что проблема приюта номер один – это новая территория… да как тут определить, что «первее», если надо всё и сразу – и размещать животных, и лечить, и кормить…

Да и сносные условия для тех, кто работает в приюте, тоже дело немаловажное. Электричество провести удалось, а вот с водой – проблема. Её в приюте нет. Сотрудницы (а все они, как несложно догадаться, женщины) носят воду вёдрами из ближайшего крана – опять же, спасибо «Фауну». Ну а насколько это легко и удобно – догадайтесь сами.

Очень не хватает вольеров. Часть собак, правда, живёт в будках… которых тоже не хватает. Сложный вопрос и с прогулками – а они животным необходимы. Хорошо ещё, некоторое время назад помощники-добровольцы сварили большой вольер именно для собачьих прогулок и игр. Честно говоря, мне он напомнил игровую площадку в детском садике – гора «мишек», мячиков, палочек, аккуратно сложенных до собачьего выгула, и в хлам разбросанных после него. А чем собаки не дети! Ну разве что четвероногие…

Как и у людей, у собак разные судьбы. Кого-то в приют подбрасывают слепым младенцем. Кто-то попадает сюда после травм, полученных на дороге (здесь немало собак, перенёсших операцию – кому-то пришлось удалять лапу, кто-то в гипсе после перелома рёбер, кому-то необходимо надеть специальный «ошейник», мешающий разлизывать серьёзную рану). А милого светло-бежевого спаниэля сюда привёз хозяин, которому пёс служил верой и правдой лет этак 16. Ну а потом пёс стал старый – вот хозяин и решил, что спаниэля надо усыпить. Оставил и уехал. А в приюте посмотрели – всё у собаки нормально: и ест хорошо, и не болеет. Чего усыплять? Пусть доживает свой собачий век…

Как и у людей, у собак разные характеры. Одна натурально улыбается, когда подходишь к ней ближе. Другая заливается злобным лаем. Не могу не поинтересоваться у Валентины: а как сотрудники приюта распределяют собак по вольерам? Тоже ведь, поди, нужна психологическая совместимость!

Нужна, соглашается Валентина, но достигается она в основном чисто эмпирически. Вот кажется – две собаки подходят друг другу по всем параметрам. А посадишь вместе – начинается драка не на жизнь, а на смерть. Или, наоборот, наудачу соединяют псов разных до невозможности, а они живут душа в душу…

Есть собаки, которые любят общество, а есть те, которых оно раздражает. Одну такую «королевишну» отселили за вагончик, так она хоть вес набирать начала! А то нервничала и худела… Никак не набирает вес и здоровый охотничий пёс – ест много, а по-прежнему, что называется, кожа и кости! Правда, он от общества не отказывается. Может быть, без хозяина скучает?

… Приют безнадзорных животных – организация общественная, поэтому без участия общественности ей не выжить. Неравнодушных, добрых людей у нас немало. И всё равно приют едва сводит концы с концами. А это не просто временные трудности. Нет лекарств – умирают те, для кого это вопрос жизни и смерти. Нет еды – животным грозит голод.

И если не поможем мы – не поможет никто. Не думайте, что ваша – пусть самая скромная помощь – ничего не изменит. Даже на сто рублей можно купить какое-то лекарство, какую-то еду. А если по сто рублей пожертвуют сто человек? Двести? Пятьсот?

А может быть, четвероногий лучший друг нужен вам или вашему ребёнку, поглощённому общением с компьютером и страдающему от дефицита ласки и любви?

Но если нет – пожалуйста, не бросайте подкидышей у ворот приюта даже в коробках. Малыши могут выбраться раньше, чем их заметят сотрудники приюта. Чаще всего это заканчивается печально – щенки и котята гибнут под колёсами проносящихся авто, их могут порвать чужие бродячие собаки…

Будьте добры к тем, кто слабее – и жизнь будет добрее к вам!

Комментарии ()