еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Наташа Алякина. Нелепая смерть

… Субботний вечер 17 июня. Во дворе РОВД я услышал разговор двух подполковников, из которого понял: убита журналистка. Кто? Как?

После предъявления мною документов офицеры пояснили, что подробностей не знают, но тело женщины в бронетранспортёре на улице Пушкина.

Рядом с БТР никого не было. Стоял пулемёт на газоне. Как потом оказалось, снятый с броника.

Я обошёл его и увидел люк, сквозь который мерцал тусклый свет. Заглянул. Увидел лежащую в крови хрупкую женщину с неестественно подогнутой правой рукой.

Через пару минут подошли двое военных и мужчина в окровавленной одежде, который всё время стонал и с акцентом причитал: «Её специально убили! Убийцы!»

Как оказалось, это был Гисберт Мрозек, муж убитой, гражданин Германии, работавший в Москве собкором на несколько печатных изданий. Где работала и его погибшая супруга.

С женой Натальей Алякиной они только вернулись из командировки на Сахалин, где произошло страшное землетрясение.

– Наташа мне сказала: «Гисберт, мы должны быть в Будённовске, там гибнут люди». Я стал её отговаривать. Во-первых, мы только что вернулись из трудной командировки. Во-вторых, как раз сегодня, 17 июня, годовщина нашей свадьбы – восемь лет. Придут друзья… Но Наташа решила ехать. Мы еле-еле купили билеты из Москвы до Минвод. Потом никто не хотел ехать в Будённовск. Мы дали доллары водителю «Жигулей». У Будённовска нас остановил патруль. Проверили документы и очень не советовали ехать в город…. Мы поехали… И тут выстрелы… Наташа крикнула: «Гисберт! Меня убили… Умираю…»

Гисберт показал свои окровавленные руки: «Это её кровь… Она умерла сразу… У меня на руках. Мы хотели из Будённовска заехать к её родителям в Краснодар…»

А в бронетранспортёре, у люка, работали судмедэксперты и медики. Они измеряли рану, записывали…

– Спина… плечо… входящее… два сантиметра…

Перевернули тело Алякиной на спину: «Подключичное… Выходное отверстие… Десять на двенадцать… Зияет….»

Я отвёл рыдающего Гисберта в сторону от уже подоспевших журналистов из Швеции и Голландии, досаждавших вопросами, её убили русские часовые? Вы будете обращаться в суд?...

Мы пошли мимо здания райотдела милиции к школе, где был в спортзале наш ночлег. И ещё долго стояли в ночи. Гисберт вспоминал и рассказывал, рассказывал…

Позже следствие не подтвердит версию об умышленном убийстве на КПП Натальи Алякиной пулемётчиком нашего БТР срочником Сергеем Фёдоровым. Как выяснило следствие, солдат случайно зацепил пальцами ноги спусковой крючок крупнокалиберного пулемёта. Жара в те дни в Будённовске была под 50 градусов, солдат снял сапоги. А пулемёт был готов к немедленной стрельбе….Солдат получил условный срок. Мрозек подавал протест, но он был отклонён.

Таким был Будённовск в те чёрные дни июня. Когда пат-рон в патроннике и палец на спусковом крючке, выстрел поздно или рано произойдёт.

Много самого разного вместила в себя буденновская трагедия. И смерть, и жуткий плен, и головотяпство, и беспомощность, и мужество, и верность долгу…

Наталья Алякина родилась в Краснодаре, окончила экономфак КубГУ, защитила кандидатскую диссертацию в МГУ им. М.В.Ломоносова. С 1989 года работала журналистом, сотрудничала с германскими СМИ, в частности, с радиоагентством «РУФА» и информационным еженедельником «Фокус». С 1994 года Наташа стала соучредителем фото-пресс-агентства «РУФО».

На её могиле установлена стела с бюстом журналиста, а рядом с ней – простреленная визитная карточка...

Похоронена в Краснодаре на Пашковском кладбище. Ей было всего 40 лет.

Юрий Гладков

Комментарии (0)