еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Опыт прошлых лет

Для простого человека, не имеющего никакого отношения к политике, война – это всегда страшно. И на самом деле не так важно, в какой век она разразилась. Меняются технологии, но главное остаётся неизменным – человеческая жизнь. И смерть.

У Тамары Ивановны Ковчегиной война забрала почти всю семью: дочь, зятя, сноху, внука… Она пережила ужасы Великой Отечественной, чтобы потом много лет спустя столкнуться с чеченской. И потерять почти всё, чем щедро одарила её жизнь.

 

Охота за «чёрным золотом»

– В Грозном я родилась, выросла и прожила до 72 лет. Почему доживать не осталась, и так понятно – война, – начинает свой рассказ ветеран. – После семи классов школы я подала заявление в техникум, но не смогла сдать экзамен по русскому языку. Была возможность пойти в ветеринарное, от которой я тут же отказалась: это вам не как сейчас кошечек да собачек лечить. А по ферме за коровами бегать не каждая девушка захочет.

Однако, судя по всему, животных женщина всё же любит: на протяжении всей встречи от нас буквально не отходила кошка. Как в итоге выяснилось, животное было принесено в дом с улицы в практически безнадёжном состоянии – её переехали велосипедом. Беременную. Но любовь и забота подчас творят настоящие чудеса, что активно подтверждает Зина, ластясь к хозяйке.

– Но где-то учиться всё же надо было – бедность и нищета кругом, как потом без работы? А много ли без образования заработаешь? Мы с подругой решили пойти на ФЗО (фабрично-заводское обучение). Помимо всего прочего, там ещё одевали и кормили, а это в те времена был веский довод. Ну и как вы думаете, чему мы обучались в одном из самых богатых нефтью городов СССР?

Нефть – вот главная движущая сила, словно магнитом притягивавшая немцев к Кавказу. В предвоенное время Баку занимал первое место в СССР по добыче нефти, Грозный – второе и он же – первое по переработке нефти в ГСМ. Не случайно начальник генерального штаба вермахта генерал Цейтцлер уже в послевоенных мемуарах писал: «Если бы кавказская нефть пошла на удовлетворение военных потребностей Германии, то обстановка на Востоке была бы кардинальным образом изменена и наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы».

– А Гитлер в своих обращениях так и заявлял, что после того, как возьмёт Москву, будет плясать на Кавказе! – Продолжает Ковчегина. – Ясное дело, почему – гитлеровская Германия имела всего один источник подпитки своих моторов бензином, переработанным из нефти в Румынии. И источник тот был крайне ограниченным, поэтому немцам приходилось даже делать синтетическую нефть из каменного угля. А это и дорого, и крайне неэффективно. Но у нас-то добывалась качественная нефть – одна из лучших в СССР, и шла она исключительно на производство топлива для самолётов. А ещё для самолётов мы делали парафин. Собственно, после обучения я некоторое время работала в цехе по его производству, он вообще был единственным в Европе.

Резервуары с горючим стояли прямо на улицах, и когда немцам не удалось захватить город, они просто начали его бомбить по принципу «ни вашим, ни нашим». «Сказать, что это было страшно, ничего не сказать. Ни одной ночи в моей жизни не было темнее этого дня».

 

Распоряжения «свыше»

В 1942 году её призвали в армию.

– В общей сложности нас было 72 девушки… Всё решилось, когда после карантина нас собрали подстричься: приехали люди из высших чинов набирать девчат, из которых будут делать снайперш. Уж не знаю, чем я им не подошла, – улыбается женщина. – Может, их смутили голубые ленты в моих ещё не остриженных на тот момент косах? А может, небольшой рост? Не могу сказать, но меня минула чаша сия – шестьдесят девчонок забрали, а нас, 12 человек, отправили вербоваться в пограничники. Считалось, что это чуть ли не самые лучшие войска и служить там почётно…

Почётно… однако там нужны были связисты, кем после специального обучения Тамара Ивановна и стала.

– У нас был хороший полк, ребята дружные! С нами там был мальчик, которого называли «сын полка». Круглый сирота остался, подобрали его, одели в военную форму (больше ведь не во что), и появился в строю ещё один боец. Конечно, он не воевал – ребёнок ведь ещё. Зато как он любил танцевать!.. – Воспоминания вызывают на её лице невольную улыбку. – Я и подумать не могла, что мне придётся дослуживать в совершенно другом месте. Но так вышло, что отправили меня переучиваться на радистку. После обучения Москва дала распоряжение перевести меня в только что сформированный на Кубани полк.

 

Бесценный подарок

Кто бы мог подумать, что нежеланный поворот судьбы принесёт один из самых ценных подарков в жизни Ковчегиной – дружбу?

– Маша умерла в 1996 году, но мы общались всю жизнь. Её семья для меня, как родная, – на глаза женщины наворачиваются слёзы. Оно и понятно – всё и всегда у них было на двоих. Не каждый может с полной уверенностью сказать, что такое настоящая дружба, потому что она не у всех бывает. – После войны мы потеряли друг друга на долгих 18 лет вопреки всем нашим обещаниям всегда держаться вместе. Так случилось по целому ряду причин, основной из которых была любовь. Я не знаю, как-то вышло, что во время службы она познакомилась с одним связистом. Они долгое время даже не видели друг друга, общаясь только с помощью телефонной станции, но вопреки всему друг друга полюбили. После их настоящей встречи Маша сказала мне, что они собираются пожениться, а на меня был выписан приказ о демобилизации – родители боялись потерять единственную дочь и написали письмо начальству, чтобы после войны меня сразу отправили домой. Не всем выпадала такая возможность, и несмотря на то, что мне предлагали остаться на службе подольше, я решила отправиться к родным.

Так они и расстались, правда, на тот момент никто из них и не подозревал, что срок будет таким длительным… Но где-то в глубине души Тамара Ивановна свято верила, что такая дружба не прерывается временем и расстоянием. Она даже фамилию не поменяла, несмотря на последующее замужество, чтобы её легче было найти. И не ошиблась в своём предчувствии: «Уже много воды утекло с тех пор. Но в один прекрасный день мне пришло заказное письмо. Мне даже не надо было видеть имя, по почерку её узнала… Конечно, когда читала, плакала: с трудом верилось, что мы снова нашли друг друга. Немало выпало на её долю, оказывается, они с мужем исколесили всю страну, а остановились в Москве, куда она меня и звала в гости».

Одной поездкой дело не обошлось, и столицу Ковчегина теперь знает, как свои пять пальцев.

 

На чужих ошибках

После войны она хотела поступить в медицинское училище, но не успела сдать экзамены: учёба уже началась. А терять целый год, когда страна находилась в таком упадке, было немыслимо. Она пошла на курсы бухгалтеров, которые успешно закончила: «У нас прямо династия бухгалтеров – муж, дочь были ими. Ну и я! Правда, долго мне по специальности работать не довелось». Ей помогли устроиться на работу в протезную мастерскую. Война оставила после себя не только искалеченные судьбы, но и тела, так что у мастерской было много работы.

На момент переезда из Грозного в Серноводск она была уже замужем. Собственно, по этой причине ей и пришлось переехать из родного города. Но, опять же, ненадолго. В 1956 году семья вернулась в Грозный, а Тамара Ивановна устроилась в автотранспортное предприятие «Чеченстройтранс», где и проработала вплоть до пенсии, уверенно шагая по карьерной лестнице от самых низов.

– Всё преодолеть можно и всего добиться, если жить в правде, и быть человечным. Взаимопомощь необходима людям, и не важно, кто какой национальности или расы, – считает ветеран. – А войны – они только разрушают всё, отнимают и калечат. Не нужны они простым людям. И раньше можно было обойтись без них, и сейчас, и в будущем. Но разве опыт прошлых поколений может помочь тем, кто этого всего не видел своими собственными глазами, не испытал на себе?..

Комментарии ()