еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Повороты судьбы

9 Мая! Парад на Красной площади, поздравления ветеранов, праздничный концерт. Во всех крупных городах страны – салют в честь Великой Победы нашего народа. Ощущение общей радости, осознание себя гражданином великой державы, единой для всех нас Родины. Песни о военных годах, слушая которые, многие плачут. Рассказы фронтовиков и тружеников тыла, пробуждающие высокие чувства. Фотографии узников фашистских концлагерей, от которых сжимается сердце.

9 Мая мы ощущаем себя людьми – в высоком смысле этого слова. Но неужели для того, чтобы оставаться ими постоянно, нам нужно напоминание?.. Такое страшное напоминание!

– Я очень рад за современную молодёжь, правда. Они такие яркие, разные и полные жизни! У нас не было этой возможности. Моя юность, как и у большинства сверстников, была лишена радостей. А во время войны мы вообще больше были похожи на живых мертвецов, – ветеран Великой Отечественной войны Михаил Никитович Фединин знает, о чём говорит, ведь он многое повидал в военные годы.

 

Так вышло…

Век свой он доживает в том же доме, где и появился на свет 18 ноября 1925 года. Хотя большая часть жизни прошла вдали от родного «поместья», как его называет сам Фединин. Когда Мише исполнилось шесть лет, отца посадили в тюрьму за отказ вступать в колхоз, и мать осталась одна с четырьмя детьми. Конечно, совсем на улице семья не оказалась, но много ли могла женщина в то время, оставшись без мужа?

– Всё должно было измениться в лучшую сторону, – обнадёживает поначалу ветеран. Но по интонации ясно, что, в общем-то, ничего хорошего от дальнейшего повествования ожидать не приходится. – Не знаю как, но отцу удалось бежать из заключения и даже устроиться на работу в отделение зерносовхоза Петровского района, что только-только построили в пяти километрах от Благодатного. Директор совхоза попросил отца забрать хотя бы нас, детей, к себе, мол, не выживут, с голоду погибнут. Место, где жить, нашли бы, с документами бы тоже помогли: люди тогда другие были, понимали, что преступление, в котором его обвинили, и преступлением-то не назовёшь… Но судьба – вещь сложная и непредсказуемая, а для кого-то ещё и страшная и враждебная. 18 мая 1933 года отец погиб, так и не успев нам помочь.

 

В поисках… жизни

Чтобы выжить, детям, в том числе и маленькому Мише, приходилось подвешивать котомку и взывать к доброте человеческих сердец.

– Это хорошо, что в то время хлеб был! До 37-го года так и протянули, а потом подались в колхоз, что был в Благодатном, да там и укоренились, хлеба наелись вволю. Трудились исправно, старшую сестрёнку даже премировали… Ну а в сорок первом, – многозначительная пауза. – Война.

Конечно, самых сильных и работоспособных мужчин забрали на фронт, как это и положено по законам военного времени. В тылу работали дети, женщины и старики.

– В тёплое время в полях – посев, затем, уборка зерновых. Как только все эти работы были закончены, нас отправили копать противотанковый ров. Полураздетых, по морозам, и ведь не один километр каменной от холода земли надо было перекопать! Как то раз я сбежал оттуда, не выдержав… Правда, я не один такой был. Но как только нам сделали серьёзное внушение, грозившее трибуналом, вся охота к вольной жизни пропала, – невесело посмеивается над ситуацией Михаил Никитович. – А уже в 1942 году вошли немцы. И меня старший подрядил везти хлеб нашим пленным, которых они с собой привезли. Расклад тот же: откажусь – трибунал. А что делать? Жить-то хочется! Я же только начал её, жизнь эту. К немцам тоже страшно: не известно ещё, что хуже… Но решил пойти наудачу. И справился! Им, наверно, наоборот было выгодно наше желание поддержать своих: продукты экономили. Да и привезли-то «подарки» дети. Правда, нам с товарищем, с которым меня отправили, пришлось разрезать крестом каждую булку, которыми была полна наша бричка, чтобы фрицы удостоверились, что ничего мы в нём не спрятали. Но зато какое мы дело благое сделали!

 

Активные действия

В армию Фединина призвали в феврале. До Ростова добирался кое-как одетым. А потом – сразу под Донецк, где он и слёг в госпиталь со страшным воспалением лёгких. Там его привели в порядок и отправили на настоящую службу.

«Настоящая служба» почти сразу же встретила ранением в бедро. Осколок находится в теле Михаила Никитовича и по сей день, как напоминание из прошлого. После лечения в очередном военном госпитале, в польском городе Городенко его распределяют в другую дивизию: 211-я Черниговская Краснознамённая, 87-й полк, 2-й батальон, вторая рота. Второй взвод… Второе отделение!

– Судьба? – Улыбается ветеран. – Вероятно. Я там самым маленьким был, определили меня связным поначалу. Но на этом посту недолго мне служить надлежало: у комбата ординарец заболел, вот и был дан приказ занять его место. А в армии ведь как? – Задаётся вопросом рассказчик. – Начальство повелело, значит, не имеешь права не исполнить! В ближайшем же сражении мне пришлось тащить комбата на себе, вызволяя израненного из-под пуль. А после зам его, Василий Васильевич Закладной (ох, и шустрый мужик был!), отрядил меня в миномётную роту…

И до самого конца войны он «тягал» миномёт весом в 20 кг! Попутно из рядового дослужившись до сержанта. Благая весть пришла уже в Восточной Пруссии, куда они дошли с боями: «Телефонист попросил подменить на ночном дежурстве. Отказать-то я не смог, надо же товарища выручить… Но только сам измотан был, вот и заснул на посту. И тут слышу, звонок, трубку беру, а там: «Срочно! Командира 105-й!» И голос взволнованный, да только какой-то радостный. Откуда она, радость-то в такое время? Ничего не понимая, побежал, поднял. А молодой же, любопытство верх берёт, отошёл в сторонку и слушаю, что за переполох, по какому поводу?»

 

Под мирным небом

А повод оказался самым желанным и долгожданным из всех, какие только можно было себе представить: Победа!

Очень многие, знающие о победе в 1945 г. лишь по учебникам истории да шапочно из телепередач, считают, что служба для солдат Красной Армии 9 мая и окончилась, все вернулись в свои родные дома к семьям, которые их ждали всё это время. Но это не так: сразу вернуться на Родину посчастливилось не всем выжившим в сражениях. Большая часть военнообязанных оставалась нести службу ещё не один год после подписания капитуляции Германией. В числе этих людей должен был оказаться и наш герой, но судьба опять сделала неожиданный поворот: разболелось бедро с застрявшим в нём осколком. В госпитале написали, что солдат к службе не пригоден, а это значит: в эшелон и обратно в Россию, в Ставропольский край. С войны он вернулся 20 ноября, два дня спустя после своего двадцатилетия.

А после войны? Да что там рассказывать! Почему-то не многие ветераны расписывают свою мирную жизнь: череда лет, слившихся в одно целое, раскрашенная радостными и грустными событиями. Дом, семья, восстановление страны… Всё, как у всех. Работал в бригаде, сперва с лошадьми возился, потом на комбайнёра выучился. Отчий дом принадлежал колхозу, но семье разрешили переехать в него жить, так сказать, на «птичьих правах», ну а потом справедливость восторжествовала, и он отошёл законным наследникам.

С женой своей Михаил Никитович вместе уже 64 года – и это ещё не предел! Хотя, да, здоровье подводит. Но много помогают дочери, и, как ни странно, дети из местной сельской школы: «Приходят, то траву покосят, то снег почистят, то разговором займут. Всё нам, старикам, веселее. И приятно, что не забывают о нас, со счетов ещё не списывают».

– Человек всё может выдержать, абсолютно! Ко всему привыкает. Даже война – дело страшное и опасное – может стать привычной. Как там говорят? «Кому война, а кому – мать родна». Да вот только нервы эта «мать» точит до последнего, – старик задумался ненадолго, делая паузу в повествовании. – Был у нас товарищ один. Всю войну прошёл от и до, ни одного ранения! Да что там: казалось, царапин – и тех нет! Не в одном сражении участвовал, столько друзей схоронил… А сам – целёхонек. Хоть бы что ему. А возвращался со службы когда, совсем чуть-чуть до дома не доехал: сердце не выдержало, скончался в пути. Такая нелепость, а ведь это жизнь. И никуда ты от неё не денешься, у каждого судьба своя…

Комментарии ()