еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Воевать или учиться?

Документу, который демонстрирует в начале своего повествования Георгий Иванович Бордаков, ни много ни мало – 71 год! И свидетельствует он о том, что юноша, данные которого туда вписаны, был студентом Орджоникидзевского механико-технологического техникума.

– То есть фактически я был освобождён от армии: таким, как я, выдавалась бронь от службы. Ведь и во время, и после войны жизнь продолжалась, и стране требовались специалисты во всех сферах, – поясняет ветеран. – Когда из военкомата пришла повестка, мне дали эту справку об учёбе и сказали, что я должен её предъявить, чтобы остаться здесь… Но я не послушал. К тому времени, сражаясь за родину, погиб мой двоюродный брат, с которым мы были очень близки, и я хотел исполнить свой долг патриота, чего бы мне это ни стоило!

А стоило это укрытия ценного документа и дороги на фронт…

 

В учении… Легко!

Есть в Ставропольском крае хутор Рынок, находящийся за Извещательным. Маленький совсем численностью населения на 2010 год всего 76 человек! Вот там-то Георгий Иванович и родился.

– У меня была старшая сестра, которая ни в какую не хотела идти в школу без меня, – смеётся Георгий Иванович. – В то время учёба начиналась с восьми лет, а мне только-только шесть исполнилось! Школа была малюсенькая, всего на четыре класса, которые занимались одновременно в одной комнате. Ну, что делать? Родители отправили меня с ней, я должен был просто сидеть с сестрой на занятиях – эти походы не предполагали моего образования… Но учитель не пожелал, чтобы ребёнок сидел на занятиях без дела, и предложил учиться вместе с остальными ребятами.

Решение родителей отдать сына в школу раньше времени было подкреплено ещё и тем фактом, что детей там непременно кормили – один раз в день. И хотя страшного голода в их семье не было, экономить всё же надо было по максимуму.

Учиться маленькому Жоре понравилось настолько, что со временем он обогнал в письме и чтении всех своих одноклассников! Четвёртый класс он окончил с отличием: «Я был единственный из всей нашей школы, кого наградили похвальной грамотой. Ну а после мы вместе с родителями переехали жить в Северную Осетию. Оттуда я и пошёл на фронт».

 

Перипетии судьбы

После призыва Бордаков отправился в Моздокский учебный полк, где пробыл около трёх месяцев. По образованию он был на порядок выше своих одногодок, и его вместе с товарищем отправили в военное училище.

Но не тут-то было: «Как раз накануне нашего отъезда в отряде пала лошадь. Шёл уже 1944 год, силы Красной Армии были изрядно истощены, и каждое тягловое животное считалось буквально на вес золота! То есть, можно сказать, что жизнь лошади ставилась чуть ли не выше человеческой. Почему-то эту потерю решили списать на меня. И, вместо того чтобы отправиться учиться на офицера, я был «упакован» в мешок и закинут в эшелон к подготовленным к отправке на войну солдатам».

После распределения на Украинский фронт он попал в запасные войска Советской армии. Редкие бои, но постоянное ожидание, каждый марш мог привести в самую гущу сражений. И, по словам ветерана, это ожидание и бесконечная муштра изматывали чуть ли не сильнее, чем полноценное действие на самом фронте.

Его обучали быть танкистом, артиллеристом, руководить подчинёнными… Но он ни секунды не жалеет, что так и не попал в то самое высшее военное училище, куда должен был направиться.

– Офицерский состав таял на глазах во время войны. Если бы не такое стечение обстоятельств, возможно, я бы сейчас не общался бы тут с вами, не было бы у меня ни любимой жены, ни моих замечательных сына с дочкой, а теперь ещё и внуков и правнуков, – считает Георгий Иванович.

Один эпизод из службы Бордаков особенно выделяет:

«Это было в Польше, после марша. Нас, троих солдат, распределили квартироваться в польскую семью. Хозяйка наша, преклонных лет полячка, предупредила, что еды очень мало. Да мы и сами понимали: страна, разорённая войной, откуда там быть столам, ломившимся от яств. Скудно отужинав, мы уже было легли спать, как домой вернулся сын хозяйки.

Оказалось, что он получил серьёзное ранение в живот, и его доставили в военный госпиталь. К русским. Там его спасли и вылечили, а от благодарности, которую он пытался преподнести, настойчиво отказывались: мол, не за награду помогали. Я вот уже не помню, как его зовут, но хорошо помню, что уложили нас тогда на жёсткие матрацы, а укрыли перинами. Чему мы, честно сказать, очень удивились: у нас-то наоборот: на перину кладут, если уважение выказывают. Решили: что-то не то. Но наутро, когда хозяева начали из последних запасов доставать хлеб и сало, чтобы дать нам с собой в дорогу, поляк пояснил нам, что почётных гостей принято именно укрывать периной, а не наоборот. Вот так-то!»

 

Фото и жизнь

После окончания войны служба и военная карьера для Георгия Ивановича не окончились. В Ставрополь вместе с семьёй он приехал в 1977 году, на тот момент ему было уже 50 лет.

– Я не хотел получать жильё в другом городе – здесь ведь моя родина, здесь я дома, – продолжает ветеран. – Правда, когда мы переехали сюда, у меня возникли проблемы: я получал пенсию 200 рублей, а уходил с окладом 290. Если бы устроился на работу, то на заработную плату больше 90 рублей рассчитывать не мог, разницу пришлось бы отдавать государству. Очень долго я искал хоть что-то подходящее, ведь зарплаты были значительно больше… Но как-то раз мне предложили место в фотолаборатории, и я не раздумывая согласился! В фотоаппаратах я разбирался хорошо, у меня самого ещё с фронта была старенькая камера, вручённая мне в награду. Ну а помимо работы – с внуками возился!

Он бы и сейчас с радостью с ними занимался, да здоровье уже не то. Георгий Иванович всё ещё старается как можно чаще посещать уроки патриотизма в школах. Он считает, что такие занятия очень важны для наших детей, и, судя по его словам, сами ребята тоже так думают: «Очень любопытны, всегда задают много вопросов. Однако никогда не перебивают повествование. Причём благодарными слушателями являются как старшие, так и младшие классы! Ну, разве что вопросы у них разные: тем, что помладше, интересны сами сражения, а взрослым – какое оружие было, как его использовать. Ну, мне-то довелось пострелять практически из всего арсенала, рассказать есть что».

Сказать то есть что, главное – чтобы слушали! Ведь мы – последнее поколение, которое может узнать о том, как всё было на самом деле со слов очевидцев, а их всё меньше и меньше. В доме, где сейчас живёт Бордаков, ещё совсем недавно ветеранов было несколько. Сегодня остался он один. Подвижный и энергичный – с трудом веришь в его возраст, но только когда дочь помогает ему одеть парадный пиджак, понимаешь, что не только награды давят на его плечи, но и события, воспоминания о которых он пронёс через столько лет.

– Но я никогда ни о чём не жалел в своей жизни, – улыбается он. – А чего мне жалеть? У меня чудесная семья, меня окружают люди, которых я люблю и которые любят меня. Что ещё нужно для счастливой старости? Ну, разве что праздничный парад не пропустить…

Комментарии ()