еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Космодром на Кавказе (продолжение)

Начало в № 13 (273)

 

Трудный выбор

Для размещения главного космодрома страны рассматривались перспективные площадки на всей территории страны. Все они резервировались под разными предлогами и сохранялись. Многие подбираемые площадки в дальнейшем даже находили близкое применение для других стратегических целей. Особо хочется отметить, что ни один из вариантов не был оставлен без внимания.

Для запуска первых ракет была необходима местность, отвечающая определённым условиям, нередко взаимоисключающим. Наличие малонаселённой местности и близость к крупным научным и индустриальным центрам. Большое количество безоблачных дней и отсутствие ценных сельхозугодий. Безлесную равнинную территорию и хорошую транспортную инфраструктуру. При этом площадка должна была располагаться как можно южнее. Чем ближе к экватору, тем больше скорость отрыва и значительнее масса выводимого на орбиту полезного груза. Соответственно Крым, Кавказ, Поволжье, Средняя Азия и Дальний Восток, безусловно, рассматривались в первую очередь.

Крым, безусловно, волшебное место, да и расположение на сорок пятой широте вполне подходящее. Строительство там космодрома рассматривалось, но в силу целого ряда причин идея не получала одобрения. Да и туманная история подписанного ещё Лениным соглашения о кредите под залог Крыма играла свою роль. Впрочем, космический полигон там всё-таки был, и на нём отрабатывались технологии управления луноходом.

Многочисленные болота не позволили начать строительство в Марийской АССР. Позднее севернее в Архангельской области построили космодром Плесецк. В Астраханской области, вблизи города Харабали, тоже решили не строить, поскольку немного севернее с 1949 года уже располагался полигон Капустин Яр.

По ряду причин тогда были отвергнуты Дальний Восток и Приморский край.

Дальневосточный космодром сейчас уже строится полным ходом. А вот очень удобная площадка в Приморском крае, скорее всего, использоваться не будет. Чтобы понять причины, достаточно проследить в печати шумиху, поднимаемую властями Японии после каждого пуска с территории Кореи. Кстати, для испытания корейских ракет используются площадки даже в Южной Америке.

В то время самую большую конкуренцию Казахстану составлял только Северный Кавказ. Рассматривались территории западного побережья Каспийского моря в Дагестане. Теперь уже на одной и самых южных площадок в районе нынешнего Каспийска и сейчас существует полигон, правда, на нём испытывали не ракеты. Там на долгое время «прописались» экранопланы. Самый большой из этих полукораблей-полусамолётов прозвали «каспийским монстром». В то время он был и самым крупным летательным аппаратом в мире.

Восточные районы Ставропольского края, вызывавшие серьёзный интерес на заре космонавтики, и сегодня продолжают оставаться одной из самых перспективных территорией России для строительства космодрома.

В начале пятидесятых годов прошлого века Чёрные земли «уступили». Была выбрана пустыня в Кызылординской области Казахстана к востоку от Аральского моря вблизи одной из крупнейших рек Средней Азии Сырдарьи.

Тогда никто не предполагал развала державы, и выбор Казахстана был понятен. В числе главных факторов, учитываемых при принятии решения о строительстве, кроме расположения на сорок пятой широте и огромных резервных площадей, был, конечно же, и фактор удалённости космодрома. В условиях холодной войны секретность стала решающим аргументом. Обеспечивать её необходимый уровень и использовать многие способы маскировки позволяла лишь безлюдная местность. Тогда ещё не было спутников. Как сейчас, сверху рассматривать объект не было возможностей. Да и службы безопасности свою работу выполняли в то время с особым рвением.

 

Особый фактор

Был и ещё один важнейший фактор в пользу выбора удалённой безлюдной и значительной по территории местности. Это топливо для ракет, точнее, его токсичность.

Теоретически при определённых условиях можно получить температуру при химическом сгорании до 10000 градусов. Пока рекорд температуры при химическом горении около 6000 градусов. На практике всё сложнее. В ракетной технике температура в камерах сгорания находится в пределах от трёх до четырёх, и лишь на некоторых образцах с использованием экспериментальных видов топлива и сильнейших окислителей и приближается к пяти тысячам градусов. Температура – лишь один из множества показателей эффективности топлива.

Не секрет, что многие технологии пришли к нам из Германии. Хорошо развитое химическое производство и передовое машиностроение позволяли немецким инженерам продвигаться вперёд, при этом нередко значительно опережать своё время. Весьма токсичные компоненты топлива стали использовать в ракетной технике давно. В их числе и печально известный гептил. Применение его в ракетной технике было заманчиво. Очень ядовитый, но очень перспективный для ракетных двигателей. Позволял получать в камерах сгорания максимально возможную температуру при использовании материалов того времени. Кроме того, использующие это топливо двигатели не требуют сложных систем зажигания, поскольку при смешивании его компонентов самовоспламенение происходит за тысячные доли секунды.

Полноценной альтернативы гептилу не было. Это топливо использовали самые первые опытные ракетные самолёты «Мессершмитт» ещё во время войны. Не обошлись без него и американцы в лунном модуле при полёте к спутнику Земли.

Гептил стал главной причиной окончательного разрыва в отношениях Главного конструктора ракет С.П. Королёва и Главного конструктора двигателей В.П. Глушко. Королёв категорически отказывался от использования в пилотируемых программах опасных для человека веществ. В свою очередь Глушко не имел в то время технологических возможностей делать мощные двигатели без использования ядовитых компонентов и категорически отказался создавать новые двигатели для сверхтяжёлой ракеты Н-1. Видимо, не желая рисковать, Глушко продолжил свои работы, используя привычное для него топливо. В результате были созданы превосходные двигатели для хорошо известной ракеты «Протон». На гептиле работает грозная «Сатана», её конверсионный аналог «Днепр» и прочие основные транспортные системы, доставляющие грузы на орбиту. Пока надёжной замены этим рабочим «лошадкам» нет, её только готовят.

В то же время проблема токсичности топлива осталась. Казахстан всё чаще запрещает пуски ракет с Байконура, использующих токсичный гептил, и требует весьма немалую компенсацию за каждый пуск с использованием ядовитого топлива.

Попытка перенести пуски на не приспособленный для этого космодром «Свободный» тоже оказалась неоправданной – ни экономически, ни экологически. Сейчас там же строится новый космодром «Восточный», в том числе и для тяжёлой «Ангары». Столь же мощной, как и «Протон», но сжигающей не столь опасный керосин. Эти работы не завершены, но ведутся достаточно активно.

 

Надежда есть

Сегодня в России несколько космодромов. После распада СССР эти территории получили новый импульс для развития, но для старта тяжёлых ракет приходится использовать космодромы в очень высоких широтах. Россия – северная страна, стало быть, площадки на юге, пригодные для стартовых комплексов, на вес золота.

Не случайно появились проекты экваториальных запусков носителей с плавающей пусковой платформой проекта «Морской старт» и во Французской Гвиане (Южная Америка). Международный проект предусматривает вывод спутников с космодрома в Куру – главной пусковой площадки европейского космического агентства – с помощью модернизированной российской ракеты «Союз».

С каждым годом число космических держав прибавляется. Сегодня их одиннадцать. Борьба за подходящие площадки ведётся по всему миру. Удачно расположенные перспективные территории, пригодные для космических стартовых комплексов, резервируются большинством государств. Россия – не исключение.

Может быть, пора свежим взглядом посмотреть на собственные резервы и вспомнить о Кавказе?

С пятидесятых годов прошлого века проходило развитие Нефтекумского промышленного района на границе Европы и Азии.

Географическое положение уникально. Здесь сорок пятая параллель северной широты пересекается с сорок пятым меридианом восточной долготы. Такое местоположение идеально для космодрома и вполне может подойти для перспективных экологически безопасных лёгких носителей семейства «АНГАРА». Тем более что на востоке края далеко не всё оптимистично с промышленным производством, да и нефтянка переживает не лучшие времена.

Почему нет? Сейчас требования изменились. Появились совершенные информационные и телекоммуникационные спутниковые технологии. Благодаря этому не требуются огромные буферные территории, удалённые мегасооружения для управления полётом. Потеряли актуальность повышенные требования к секретности объектов.

К тому же, носители лёгкого класса особого ущерба не нанесут. Ракеты с новейшими двигателями, работающими на керосине и кислороде, нельзя сравнивать с ракетами, начинёнными гептилом и амилом. Да и надёжность ракетно-космической техники выросла.

Экологическая обстановка полупустынного востока края никогда не отличалась благополучием, а вот польза для этих территорий может быть вполне реальной. Площадки свободны. Территория малонаселённая. По курсовым углам пуска ракет расположены полупустыни Калмыкии, Каспий и пустыни Казахстана.

В общем, ещё не всё потеряно. Губернатор вряд ли в курсе старых планов. Может быть, имеет смысл лишний раз поинтересоваться перспективами. Юго-восток края может получить мощный толчок для развития, да и весь край тоже. А вдруг у старой истории будет продолжение?

Комментарии (0)