еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Вокзал для троих

Который день интернет-пространство Ставрополья кипит, взбудораженное известием о том, что в Минводах на железнодорожном вокзале насмерть простудилась трёхмесячная девочка.

Поводом послужил пресс-релиз СУ СКР по СК, гласящий: «Следственным отделом по городу Ессентуки возбуждено уголовное дело в отношении жительницы Волгоградской области, подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). По данным следствия, 4 февраля текущего года женщина, опоздав на поезд вместе с двумя малолетними детьми, 2009 и 2014 годов рождения, провела с ними ночь в неотапливаемом помещении железнодорожного вокзала города Минеральные Воды, в результате чего трёхмесячная девочка была госпитализирована в реанимационное отделение больницы, где погибла от общего переохлаждения организма».

Кипя праведным гневом, интернет-общественность обрушилась на вокзальное начальство, а заодно и на руководство РЖД, правительство и президента страны, доведших отчизну до того, что на станциях насмерть замерзают дети. Мать же погибшей малышки правдорубы и борцы за справедливость жалеют. Мол, сделали из беззащитной женщины, к тому же, перенёсшей такое горе, козла отпущения. Единичные голоса (сразу скажу, что к ним относился и «голос» «Ставропольского репортёра»), призывающие сначала разобраться в ситуации, а потом уж делать выводы и вешать ярлыки, тут же тонули в хоре возмущённых реплик.

 

Тепло ль тебе, девица?

Да, безусловно, история дикая, вызывающая много вопросов: почему на замерзающих на вокзале мать с детьми никто не обратил внимания? Почему женщина не попросила помощи ни у кого? Ну и самый главный вопрос – как случилось, что крупнейший на КМВ пассажирский вокзал не отапливается? Куда смотрят прокуратура, санэпиднадзор, прочие инстанции? Искать ответы «Ставропольский репортёр» отправился на место событий.

Первым делом мы решили проверить, действительно ли на ж/д вокзале пассажиры вынуждены мёрзнуть. Предупреждать о своём визите вокзальное начальство не стали во избежание возможных «потёмкинских деревень», построенных на скорую руку для журналистов. Поэтому инкогнито обошли оба зала ожидания, заглянули в парикмахерскую, душевую, комнаты отдыха, комнату матери и ребёнка. Тепло – везде. Батареи горячие настолько, что едва терпит рука. В комнате матери и ребёнка (пребывание в ней, кстати, бесплатное) – несколько кроватей с чистым бельём, пеленальный столик, в общем, всё нужное для того, чтобы в ожидании поезда дитя и мать провели время с удобствами. Закончив «инспекцию», отправились к начальнику вокзала Владимиру Соколову.

– Я сам не понимаю, кто и откуда взял сведения, что наш вокзал не отапливается, – возмущённо говорит он. – Утверждение, что по нашей вине погиб ребёнок – это не просто пятно на репутации, это клевета. Когда поднялся шум, к нам тут же пришли с проверкой соответствующие структуры – измерять температурный режим. Их вывод – на вокзале с этим всё в норме. Скажу больше – в тот день эта женщина, у которой потом погибла дочь, была на вокзале, но не обращалась ни за какой помощью. Если бы она что-то попросила, ей-то уж непременно помогли бы.

Удивительно, правда, что начальник вокзала знаком с какой-то случайной пассажиркой и в курсе, обращалась она за помощью к его подчинённым или нет. Однако этому факту есть объяснение, но об этом чуть ниже.

Убедившись, что явно не вокзал стал виновником смерти грудного ребёнка от переохлаждения, мы отправились в Ессентуки – разобраться, что же случилось на самом деле.

 

Странствующее семейство

Итак, хроника событий. Наша героиня – 28-летняя неработающая многодетная мать из местечка Городище Волгоградской области Анастасия Смекалова. Детей у неё трое (вернее, теперь уже, к сожалению, двое): 9-летний Антон, 5-летний Егор и 3-месячная Варвара. В конце января Анастасия с Егором и Варей (старший сын, по её словам, остался в Городищах с бабушкой и дедушкой) приехала в Пятигорск к подруге, у которой прогостила несколько дней. А 3 февраля нежданно-негаданно решила навестить в Ессентуках мужчину, с которым у неё был мимолётный роман года три назад. Увидев на пороге квартиры экс-пассию, о существовании которой он успел уже позабыть, да ещё и с двумя ребятишками впридачу, 54-летний Юрий потерял дар речи. Его пожилая мать – тем более. Накормив нежданную гостью и её детей, они дали ей денег на билет до родных краёв, усадили на такси и отправили на железнодорожный вокзал.

Дальше, насколько известно, события развивались так: на поезд, идущий в Волгоград, женщина опоздала. И решила на такси догнать состав в Минводах. Но и здесь её поджидала неудача. Сесть на следующий поезд, который доставил бы её с детьми домой, она смогла бы только через сутки – таково расписание составов, следующих с КМВ в Волгоградскую область.

И вот с этого момента возникают две противоположные версии о том, как развивались события. Как потом рассказывала наша героиня сотрудникам «компетентных органов», она всю ночь с детьми просидела в холодном зале ожидания на вокзале Минвод, продрогнув до костей. (Кстати, теперь понятно, откуда «растут ноги» у официальных пресс-релизов, в которых фигурируют заявления о «неотапливаемом помещении вокзала»). К утру обратила внимание, что грудная дочь плохо себя чувствует. Поэтому помчалась назад в Ессентуки за медицинской помощью. Но было поздно…

А теперь вот, как оно было. Да, работники Минераловодского ж/д вокзала, местного медпункта, сотрудники располагающегося тут же линейного отдела полиции видели Анастасию и её детей вечером 3 февраля на территории вокзала. Почему они её запомнили и откуда её знает сам начальник? Дело в том, что личность она здесь довольно известная: часто объявлялась на вокзале с детьми. Бывало, просила денег на еду, на билет: то якобы опоздала на поезд, то украли кошелёк. Денег ей давали, детей кормили, так как семейство на профессиональных бродяг и попрошаек похоже не было – всегда чистенько одеты, от женщины алкоголем не пахло.

Но вернёмся к роковому вечеру. По словам очевидцев, семья в этот раз пробыла в помещении чуть менее часа, потом вышла из здания и больше не появлялась. Не известно, где и как они провели ночь, но около шести утра 4 февраля Настя постучала в окно сторожки КПП санатория «Дон» в Ессентуках.

– Смотрю, около турникета стоит женщина с мальчонкой и коляской, – рассказала вахтёр Надежда Жданова. – Попросились погреться, я пустила. Зашли они, сели на диванчик – вижу, озябшие сильно. Коляска на улице осталась. Спрашиваю: «Что с вами приключилось-то?». Она рассказала, что вечером муж напился да и выгнал их из дома. Вот они и бродили всю ночь по городу, идти им не к кому, родных и знакомых в городе нет. Просидели мы минут 15 так, и мне вдруг как по голове стукнули – мальчику-то уж лет пять, коляска-то им зачем? Говорю: «Настя, а в коляске-то кто? Или пустая она?». Она спохватилась, ой, мол, дочка же там. Выскочила из сторожки, а я у мальчонки спрашиваю: «Где ж вы всю ночь-то были?». Он отвечает, что в электричках ездили. Тут Настя вернулась, принесла младенчика. Положила на диван, стала распелёнывать, мокрое бельё на батарею вешать. Мне сразу не понравилось, как ребёнок выглядит, как куклёнок тряпичный: не шевельнулся, не заплакал, глазки не открывает, губки синие. Только дышит тяжело. А тут как раз наш врач на работу идёт, я его зову: пойдите, гляньте, что с ребёночком. Он зашёл, посмотрел-пощупал и велел срочно скорую вызывать.

В детскую больницу крохотную Варю доставили в тяжелейшем состоянии, через час девочки не стало… В отношении Анастасии возбуждено уголовное дело, она находится под подпиской о невыезде. Маленького Егора поместили в детскую больницу, откуда его должны забрать родственники, как только оформят документы на опеку.

 

Кто виноват и что делать?

Эти два извечных вопроса встают обычно тогда, когда по большому счёту исправить уже ничего нельзя. Ибо маленькую Варю не воскресить, кого бы и как бы строго ни наказали. И остаётся только «бить по хвостам». Чтобы по крайней мере предотвратить подобные трагедии.

Конечно, есть много вопросов к минераловодской транспортной полиции: почему, не единожды встречая Анастасию с детьми на вокзале, стражи порядка не озаботились: а что, собственно, они здесь делают? Такие же претензии и к их волгоградским коллегам – как же они проморгали тревожную ситуацию? Но главные претензии, конечно, к самой матери. Какая нужда заставляет её болтаться по городам и весям с маленькими детьми на руках, не имея возможности не то что нормально покормить их, но даже сберечь жизнь и здоровье? Зачем она сочинила историю о «холодном» вокзале и где на самом деле была с детьми в морозную февральскую ночь? Задать эти вопросы непосредственно ей нам не удалось – следствие разрешило женщине уехать на родину на время, которое понадобится для похорон ребёнка. А сотовый её всё время вне зоны доступа. К тому же, как оказалось, по месту «прописки» Анастасия не живёт, а обитает где-то в областном центре у очередного сожителя, ни имени, ни адреса которого не знает никто.

Обещаем, что как только редакции удастся связаться с Анастасией, эти вопросы мы ей зададим. А с ответами обязательно ознакомим наших читателей.

Комментарии ()