еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Песни, что поёт душа

Человек никогда не может сказать наперёд, как повернётся его жизнь. Вряд ли хоть кто-то из нас, просыпаясь утром, думает: «Сегодня я стану героем, спасу чью-то жизнь!»

Мирное время, как правило, не рождает героических мыслей и поступков. В мирное время всё иначе: мы погружены в повседневные проблемы и заботы, зачастую не замечая даже того, что творится вокруг. А ведь нас окружают люди, практически каждому из которых всегда есть что рассказать.

– Нас много было в семье, – начинает историю своей жизни ветеран Великой Отечественной войны Григорий Архипович Дьяченко. – Семеро ребятишек. Мама умерла рано, и отцу в нашем воспитании помогала мачеха. Вы часто слышите в адрес «второй матери» что-то хорошее? Редко кому удаётся заменить родную мать… Однако моя мачеха была не такой. Добрая, чуткая, она любила нас, как родных, и делала всё для нас – она и правда помогала как могла своим детям.

– Каждому старалась дать образование, хоть как-то подготовить к жизни, – продолжает Дьяченко. – Всего пять классов, но по тем временам для сельского мальчишки и это было очень неплохо.

Школа, затем – курсы вождения. Чтобы получить возможность управлять автотранспортом, юный Григорий частенько пешком ходил из родного села Сенгилеевского в самый Ставрополь. Как знал, на что ставку делать надо, к чему идти – ведь впоследствии так всю жизнь и провёл за рулём, это его и вытянуло.

 

Ведь были годы боевые

С 1940 года он служил в армии на Дальнем Востоке. 22 июня с началом Великой Отечественной войны поездом его переправили на Воронежский фронт в город Кшени. Там вместе с остальными солдатами он участвовал в подготовке к обороне города: окопы, траншеи, укрепления... Но разве силы были равны? С наступлением немецких войск населению и защитникам оставалось только бегство. Григорий Архипович вместе с несколькими сослуживцами добрался до железнодорожной станции, откуда начальство отправило их на Кавказ.

– Вот тут-то мне и пригодились мои навыки вождения, – приосанивается Дьяченко. – Мы грузы возили, каждый раз разные: боеприпасы, провизию… Людей. Был у меня в практике случай один, когда неверный приказ чуть не окончился смертью для нескольких человек. Мы перевозили груз через реку. Можно было вброд, где мелко и небольшая насыпь была. А можно – по хлипкому мосту, куда нас и направил командир. Мост, конечно же, не выдержал! Мы не могли ослушаться приказа, ведь в этом случае нас ожидал расстрел. А так мы потеряли машину вместе со всем, чем она была гружена… Зато сами остались живы.

При падении Григорий Архипович повредил руку. В военном госпитале, как и положено, пролежал назначенный срок, однако она даёт о себе знать и по сей день.

Обстрелы и бомбёжки до сих пор живы в памяти участника этих страшных событий: «Да, бомбили… Они нас, мы – их. А ведь всё политика, не думаю, что немцы по своей воле променяли бы отчий дом да семейный очаг на землянки и постоянное чувство страха. Как и мы…»

После обороны Кавказа была Ялта. И опять же – настоящее событие в жизни маленького человека и веха мировой истории.

«Ялтинская конференция – встреча глав правительств трёх союзных держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне 1939-1945: председателя СНК СССР И.В. Сталина, президента США Ф.Д. Рузвельта и премьер-министра Великобритании У. Черчилля при участии министров иностранных дел, начальников высших штабов и других советников. «Большая тройка» собралась 4-11 февраля в Ливадийском дворце близ Ялты в период, когда в результате наступления Советской Армии и высадки союзных войск в Нормандии военные действия были перенесены на германскую территорию и война против фашистской Германии вступила в завершающую стадию. На Ялтинской конференции были согласованы планы окончательного разгрома Германии, определено отношение к Германии после её безоговорочной капитуляции, намечены основные принципы общей политики в отношении послевоенного устройства мира, обсуждён ряд других вопросов», – так описывают это событие учебники истории.

– Мы сами не знали, что везём, потому как это была секретная информация, – так описывает Григорий Архипович это знаменательное событие, которое должно внести небольшой штрих в официальные данные. – У нас было солидное сопровождение и дорогу охраняли, как будто сам царь-батюшка едет: часовые стояли каждые полкилометра. Да только ехали мы не в Ялту, как принято считать, а в Алупку.

В то время умели грамотно хранить информацию. Возможно, конечно, в силу возраста пожилой человек что-то мог и перепутать. Но с непоколебимой уверенностью стоит на своём: никакая не Ялта! А может, историки за нос водят именно нас?..

 

Приодеться или молока напиться?

О том, что война окончена, Дьяченко узнал, находясь в Симферополе. Но в тот же час отправиться домой не получилось: предстояла уборка урожая, а рук не хватало. Пришлось задержаться там до осени. А дома? Что дома? Дом есть, но его же поднимать нужно. Да только на что?

– Работал много. Хорошо, что есть добрые люди, которые помогли, поддержали… Но всю жизнь ведь от них зависеть не будешь! У них и свои заботы есть, – вспоминает о том нелёгком времени ветеран. – А тут ещё и супругу будущую встретил. Тоже воевала, боевая у меня она была. Но только хозяйства особо не было, а на пустом месте ничего появиться не может…

Перед тем как отправить на дембель, командир роты, в которой служил Григорий Архипович, уже в Симферополе подарил ему новёхонькие кирзовые сапоги. На хорошем счету солдат у начальства был, и отпускать его совсем уж с пустыми руками не хотелось.

– У меня сапоги эти, у жены – хорошее пальто. Жалко, память же, да ещё какая! А что делать? Жить-то надо...

Продали они с женой дорогие сердцу вещи. Но за вырученные деньги удалось купить корову, а это уже хорошая помощь.

– Ну, как сказать, корову, – усмехается ветеран, вспоминая свою неопытность. – Маленькая ещё, тёлка, сама едва выросла. Даже дочке одной не всегда молока хватало. Но разве ж было до перебираний? Хорошо, что это было…

Позже с помощью сельсовета чета Дьяченко смогла приобрести машину, а дальше пошло-поехало. Работали, растили детей… Много всего было в их жизни. Семья росла крепкая, дружная. Ни дочери, ни внуки, ни даже правнуки не забывают своего дедушку, часто приезжают к нему в гости, звонят, пишут письма.

 

Мир добром держится

Мир действительно не без добрых людей. Дочка Карпенко Нина Григорьевна рассказывает о недавно прошедшем юбилее – 95 летии.

– Это он сегодня тихий – сами понимаете, здоровье не всегда позволяет держаться, как юноше, – сокрушается она. – А вот гости на день рождения приходили, он и рассказывал истории, и песни пел! Представляете, наизусть помнит все российские и украинские, боевые, что в молодости пел. Вот это память!

Своего ветерана в селе знает каждый, любой укажет дорогу к его дому. Опять же, помогают много: часто присылают детей-волонтёров, то по хозяйству помочь, то в огороде прибрать, да и пообщаться с человеком-легендой каждому интересно. Нина Григорьевна живёт с отцом, но и сама пенсионер, тоже похвастаться здоровьем не может, хотя и играет за сборную села по настольному теннису. Однако самой сложно управляться и с домом, и с подворьем, так что ни одни руки в помощи лишними не будут.

– Но нам и родные помогают: мы им, они нам. А как без этого? – улыбается женщина. –

Я периодически езжу в санаторий в Кисловодск, и ни разу ещё не встал вопрос о том, чтобы кто-то остался с папой, желающие всегда есть.

– Правда, – добавляет она, – меня-то он здоровье поправлять заставляет, а сам лечиться не любит. И доктор у нас хороший, и скорая приезжает быстро, ан нет. Сам, сам, всё сам. Привыкли они сильными быть, старики наши. На них страна держалась, и их примером мы до сих пор держимся.

Комментарии (0)