еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Мне надо в бой!

Насколько сильно в человеке чувство долга? Да и нечасто мы сейчас, в современном мире благ и комфорта, вообще задумываемся об этом понятии. А ведь ещё совсем недавно слова долг, честь и совесть были священны и ценились на вес золота…

 

Любой ценой!

Ныне за плечами военного пенсионера Михаила Гуселетова ни много ни мало – 36 лет выслуги. Много было сделано, увидено и прочувствовано за это время. Жизнь – штука непростая...

Михаил Фёдорович появился на свет 21 ноября 1922 года в Омской области в деревне Стрижово. В малюсенькой сельской школе, состоящей всего из одной комнатки, он получил минимальное образование: всего четыре года. После этого нехитрого курса три года работал с отцом в колхозе, а потом появилась возможность обучаться в соседней деревне. Закончив 11 класс, а также после прохождения соответствующих курсов, Михаил вынужден был остаться в школе, но уже в должности учителя, так как специалистов было катастрофически мало и каждый кадр был очень ценен.

Но вот приблизился 1940 год. В то время не было такого мальчишки, который не хотел бы защищать свою страну с оружием в руках. Но Гуселетова на фронт брать не хотели. Причин на то было целых две: во-первых, род деятельности, а во-вторых, состояние здоровья. Дело в том, что у молодого человека были проблемы со зрением, а значит, о прохождении комиссии и мечтать было нечего.

Но не тут-то было! В 1941 году, когда война уже захватила нашу Родину, девятнадцатилетний парень добился проведения операции.

– В Омске после долгих хождений по инстанциям профессор медицины выправил мои глаза, – Михаил Фёдорович улыбается, невидяще глядя перед собой. Дело в том, что в последние девять месяцев природа всё же взяла своё – ныне Гуселетов инвалид первой группы по зрению. Он практически ничего не видит. – Полтора месяца спустя никто и сказать уже не мог, что у меня было косоглазие!

 

Страшные награды

После успешной операции и краткосрочного обучения в полковой школе в апреле 1942 г. Михаил попал на Северо-Западный фронт, в 282-ю дивизию, где был назначен командиром отделения противотанковых ружей.

– Какие танки? – Усмехается ветеран. – Там же сплошные болота везде! Однако воевали. И ещё как!

Вот только уже через две недели молодой солдат был ранен – осколочное в ногу. Благо, кость повреждена не была, что подвигло его буквально через неделю проситься обратно, в свою дивизию, ведь Советская Армия впервые пошла в наступление, как можно отлёживаться в тылу?!

Однако командование решило по-своему: нескольких парней из госпиталя отправили прямиком на офицерские курсы в Вышнем Волочке. Оттуда девятнадцатилетний Михаил вышел младшим лейтенантом и, вернувшись в свою дивизию, получил под командование отделение полковой разведки. Дивизия в тот момент находилась на одном из самых трудных направлений Северо-Западного фронта, почти на стыке с Калининским фронтом, где на небольшой перешеек в четыре километра шириной вклинились немецкие войска. Дивизия пробивалась на соединение с Калининским фронтом, но взять высоту Огурец под Старой Руссой никак не удавалось. Одна за другой захлёбывались все атаки. Несколько раз ходил в бой Михаил со своим взводом разведчиков. Немцы создали здесь серьёзные укрепления, множество дзотов, окопы, блиндажи... В боях за эту высоту пало почти пять тысяч наших воинов. Михаил был контужен в голову. Дал о себе знать глаз, который ещё не совсем восстановился после операции, и появилась глухота…

Снова госпиталь. Но уже спустя недолгое время он упросил врачей отпустить его обратно, к своим. Да только ненадолго: в ходе одного из боёв, выдержав три контратаки фашистов, взвод был буквально забросан гранатами. Михаила товарищи вытащили из-под огня с полностью раздроблёнными ногами.

– Сначала они не поняли, что я жив. Немцы уже начали захватывать траншею, – продолжает свой рассказ Гуселетов. – Ребята вытащили меня на плащ-палатке. Разве я для того рвался в бой, чтобы так погибнуть? Я просто сознание потерял. А когда очнулся, первое, что увидел – немца рядом с собой. Я попытался подняться, чтобы выхватить оружие из рук павшего товарища, но ещё не знал, что сделать это не в состоянии. Мне повезло, что ребята наши это заметили. Немца обезвредили, а меня – спасли.

Военный хирург сразу безапелляционно заявил: ампутация. Представить себе в 20 лет жизнь без ног было невозможно, и Михаил отказался: «Не просто уговаривал, умолял, чтобы не лишали: куда я без них?»

Тогда его с зафиксированными и перемотанными ногами переправили в ярославский госпиталь, где кости собирали буквально по кусочку. Врачам удалось сделать целых шесть сложнейших операций, хотя восстановление заняло долгих восемь месяцев. И, как ни рвался молодой боец снова на фронт, его комиссовали – раны никак не хотели затягиваться, всё время сохранялась опасность заражения.

 

Не окончен бой

После была Москва и вновь комиссии, обивание порогов специализированных учреждений – Гуселетов не терял надежды вернуться в бой, поддержать товарищей, отдать долг Родине, защитить семью… Однако боевые действия для Михаила всё же закончились.

Только сидеть сложа руки было невозможно: он стал преподавать удмуртской молодёжи военное дело, затем стал инспектором по военному обучению и подготовке к службе в армии народного комиссариата просвещения области. Мало было мужчин, знавших военное дело и способных передать свои знания подрастающему поколению, поэтому за фронтовика держались крепко, но вновь открывшиеся раны не дали Михаилу Фёдоровичу работать дальше. После очередного лечения он отправился домой, в Омскую область, где поступил на службу в НКВД. Оттуда был переведён на Южный Сахалин, где принимал участие в ликвидации японского подполья. Приехав в отпуск на родину, Михаил ужаснулся бедственному положению семьи и забрал сестёр к себе, на Сахалин. Но самому ему жить там пришлось недолго: климат буквально убивал жену, которая вскоре умерла от туберкулёза, оставив молодого отца с четырёхлетней дочкой на руках.

Уволившись со службы в милиции по выслуге лет и состоянию здоровья, Михаил Фёдорович вспомнил о своём опыте преподавательской деятельности, и всю дальнейшую жизнь – в Магадане, затем в Ставрополе – учил студентов теории права и другим юридическим дисциплинам.

 

А здесь всё не так

В Магадане он вновь встретил свою судьбу в лице второй жены – Зинаиды Никифоровны, которая остаётся вместе с ним и по сей день. Встреча была повторная, ведь пару лет назад они уже знакомились – в Алтайском крае свела их работа. И вот опять. Ну как тут не поверить в судьбу? И вот началась непростая мирная жизнь.

– А что здесь? Здесь иногда тяжелее, чем на фронте было, –

рассуждает ветеран о мирной жизни. – Здесь ведь приказов нет, некому за тебя думать. Сами всё: стремились, работали, детей растили, а потом и внуков… Сейчас вот правнуков. Правда, тоскливо мне без дела сидеть. Обидно, что знания мои, которые мог бы передать новым поколениям молодёжи, уйдут вместе со мной. Я бы и сейчас ещё работал, если бы глаза не подвели.

Сами за порог своего жилья супруги Гуселетовы давно уже не выходят, только в сопровождении, ведь здоровье у обоих неважное. Однако члены семьи – частые гости в их квартире.

– Мне недавно правнучка объясняла, как этим пользоваться, – Михаил Фёдорович с улыбкой демонстрирует электронные часы с большими кнопками на верхней панели. – И вы знаете, ей ведь удалось!

Ветеран уверенно нажимает на одну из кнопок, и устройство отзывается мерным боем будильника.

– Ох, дети! Богатство наше… Каждый раз, общаясь с ними, понимаю, что не зря жизнь прожил, не зря воевал…

В отдельной коробочке хранятся награды Михаила Фёдоровича. Здесь орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и ещё много других. Почти никогда не носил он их на пиджаке или кителе, только орденские планки –

не принято было в то время хвалиться своими наградами, ведь почти все мужчины могли увешать грудь орденами.

Ветераны войны… Сегодня для нас эти люди – свидетельство силы духа всего народа, который в одном порыве выстоял перед угрозой порабощения, защитил Отечество от захватчиков и дал нам возможность отмечать этот светлый, но со слезами на глазах праздник – День Победы!

Комментарии ()