еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Есть ли жизнь по ту сторону?

«Кричать, угрожать, оскорблять бесполезно. Более того, опасно. Результат можно получить прямо противоположный ожидаемому. По сути дела, вы вынуждаете близкого человека отказаться от удовольствия. А взамен предлагаете скандалы и упрёки. Удовольствие-то длится пять минут, а потом – бред и ломки. Наркоманы об этом «потом» знают лучше вас, но они в отличие от вас знают и об удовольствии…» – это из исповеди одного из героев этой статьи.

– А отказаться от него, даже столь короткого, очень сложно. Иногда тебе кажется, что это настоящий ад, и он просто бесконечен, – Вячеславу 44 года, из них три он провёл в буквальном смысле будучи привязанным к игле. Героин. – В моё время ещё не было квалифицированных центров по реабилитации наркозависимых, вся практика врачей основывалась на лечении от алкоголизма. Физиологическая зависимость устраняется довольно просто: очистка крови, капельницы. А вот психологическая – здесь всё куда сложнее.

Ставропольский край входит в тройку лидеров в организации региональных систем реабилитации. За год в субъектах округа проведено более 25 тысяч антинаркотических профилактических мероприятий – лекций, бесед, акций.

Просматривая данные официальной статистики, обвинить правоохранительные органы в бездеятельности вроде бы и нельзя. Однако любое действие, как известно, рождает противодействие. Конкретно в этом случае противодействие идёт со стороны изготовителей и распространителей наркотиков, «недодействие» – со стороны законодателей, неадекватные действия – со стороны наркозависимых. В итоге всё выглядит так, будто борцы с наркоманией топчутся на месте, а нередко и вовсе не успевают за событиями.

 

С каждым годом всё страшнее…

«Синтетика», она же «соль», появилась на ставропольском рынке наркосбыта около шести лет назад. Их ввозили в Россию из Китая в пакетах с надписью «Соли для ванн». Грубо говоря, это был легальный товар и свободно продавался в магазинах. Сейчас они называются по-разному: «спайс», «микс», «энка», «ашка», «Китай» и т.д. Это мелкие кристаллики в виде порошка и таблеток, которые можно курить, разводить и пить, колоть, нюхать – ввод в организм осуществляется всеми возможными способами. Сегодня они постепенно вытесняют даже героин, гашиш и марихуану.

Некоторые «спайсы» были запрещены в 2010 году. Более поздние запреты касались отдельных производных JWH, наконец, в 2012 году запретили JWH-250 как основной компонент «солей». Тем не менее на данный момент «синтетики» стало в разы больше! Почему? Их химическая структура позволяет легко изменять основную формулу, за счёт вроде бы легальных веществ и наркотик опять перестаёт относиться к «запрещённым». На то, чтобы внести препарат в чёрный список, уходят месяцы, за это время народные умельцы переделывают формулу наркотика, и вскоре новое вещество уже появляется в продаже.

Ещё одна проблема: распространение. За производством и продажей синтетических наркотиков стоят весьма неглупые люди, прекрасно владеющие возможностями Интернета: положи немного денег в интернет-кошелёк, и мы сообщим, где тебя ждёт доза. Реальность такова, что приобрести наркотик сейчас чуть ли не проще, чем бутылку водки купить. И это привело к тому, что наркомания заметно помолодела.

Самое страшное последствие от употребления синтетических наркотиков – отмирание клеток головного мозга. Как известно, употребление героина приносит много неприятностей, но интеллект оставляет в сохранности! Если в практике не было серьёзных передозировок, то героиновый наркоман с десятилетним стажем остаётся таким же умным, как был раньше. Переход на синтетические наркотики уносит интеллект уже через несколько месяцев: он бросает учёбу, работу, потому что не может сосредоточиться, думать, адекватно оценивать себя. Практически исчезает критика к собственному состоянию. Доступность приобретения усугубляется более быстрым формированием зависимости: если раньше требовалось четыре-пять приёмов для привыкания, то сейчас хватает одного.

Но зачастую «солевые» наркоманами себя не считают. Они пребывают в полной уверенности, что могут прекратить употребление в любой момент, и в этом настолько убедительны, что родственники и друзья трезво оценивают ситуацию слишком поздно.

 

И что теперь делать?

Дело в том, что сроки лечения при солевой зависимости гораздо больше, чем при героиновой, при этом надежды на полное восстановление личности оправдываются не всегда. «Соли» действуют вкрадчиво, обнаруживая расстройства поведения и интеллекта, когда уже практически ничего сделать нельзя. Внешняя оболочка человека сохраняется, но что творится в его голове? Родственники солевых зависимых рассказывают, как употребившие замазывали щели в полу, чтобы никто не мог проникнуть в квартиру, сутками сторожили входную дверь, чтобы «преследователи» не попали в дом. Страшная картина, не правда ли?

– Постоянная мания преследования! Состояние эйфории переросло в паранойю, мне стало страшно выходить из дома, общаться с людьми, казалось, что всё не по настоящему, но в то же время, всё было куда реальнее, чем обычно. Я видел, что со мной творится, но продолжал, как одержимый, методично уничтожать себя. Тяга была настолько сильной, что однажды я выпрыгнул со второго этажа прямо в сугроб в одних трусах, лишь бы достать немного кайфа, – рассказывает об этом этапе жизни Кирилл. Он «чист» уже больше двух с половиной лет, но всё ещё боится сорваться. – Клиника не помогает излечиться от наркомании. В клинике можно избавиться от абстиненции. Читай – от первой половины болезни «нарко». А «мания» – это уже из другой области.

Наркологические клиники и реабилитационные центры же, в свою очередь, изобилуют кричащими рекламами: «12-шаговая система лечения!», «Более 20 лет успешной работы!», «Тысячи спасённых жизней!» и т.д. Но, к сожалению, статистика говорит, что всего 10% людей, прошедших квалифицированное лечение, не возвращаются больше к старым привычкам. К тому же, давайте заглянем правде в глаза: частенько наркологи сами признаются, что бессильны в реабилитации «солевых».

– Методик работы с «солевыми» наркоманами просто нет ни у нас, психотерапевтов, ни у врачей-наркологов, – поделился сотрудник всероссийского реабилитационного центра, филиал которого есть и в Ставрополе. – Единственное, что я могу посоветовать близким такого больного – это полностью лишить его доступа к этим наркотикам. Другой возможности спасти подростка я не вижу.

Дороговизна услуг – ещё не гарантия того, что человек получит именно ту помощь, которая ему необходима. Вы живёте в Ставрополе? Очень хорошо, ведь у нас есть куда обратиться за помощью. Но в своём городе трудно пройти реабилитацию, мысли о том, что неподалёку есть старые друзья или можно достать наркотики, не покидает тех, кто на реабилитации в родных краях. Самый оптимальный вариант – отправить на лечение в другой регион, желательно подальше от цивилизации. Хотя и это не панацея: кто ищет, тот найдёт.

 

Выхода нет?

– Самое главное – иметь огромное желание жить по-другому! И что бы там ни говорили врачи, надо вбить себе в голову, что человек на всё способен... И все стереотипы и догмы лично для меня – чушь! Как только раз услышал, что всё, не лечится, то, считай, руки опустил и смирился. Неправильно и внушать, и верить в это, – считает Кирилл. – Ну и, конечно, если уж увяз в этом болоте, то тут никак один не вылезешь, по-любому нужна поддержка родных, друзей, общение на форумах, любимые... А после того, как первый этап пройден, важно найти себя, занятие, где можешь быть полезным и постоянно будешь развиваться.

Наркомания поразила все слои общества. Среди наркоманов примерно равное количество богатых и бедных, представителей высших и низших слоёв. Употребляют наркотики и дети политичес-кой и культурной элиты, и дети служащих и рабочих. И дети – кумиры семьи, которые совершенно не умеют ставить для себя внутренние запреты, и дети-золушки, которые, напротив, знают только запреты и пытаются избавиться от постоянного давления родителей где-то на стороне.

Пока соответствующие органы бьются с поставками, а чиновники ищут законные пути запретов, клиники продолжают пополняться, а жизни и семьи рушиться…

Благополучие семьи является залогом того, что жена (муж) или дети не попадут в наркосети? Духовное благополучие – да. Материальное – нет.

Комментарии ()