еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Stavropol – Интерпол

Ставропольские полисмены отмечают профессиональный праздник два раза в год – на уровне страны и на уровне края.

Но есть в ставропольском ГУВД подразделение, сотрудники которого имеют полное право отмечать этот день десятки раз в год. Это – группа Интерпола, ведь они сотрудничают с коллегами-полисменами практически всего мира!

 

Свобода передвижения – плюсы и минусы

Впрочем, празднование – даже своих, «родных» дат – понятие скорее теоретическое. Некогда праздновать: работы у международной полиции из года в год становится всё больше. Ведь чем больше открывается мир, в котором мы живём, тем больше он и усложняется. Можете ли вы представить себе преступника, которого возвращали в Россию, допустим, из Греции во времена «железного занавеса»? Или из Доминиканы? Нереально. Во времена СССР не то что преступник – самый добропорядочный гражданин выехать за границу не мог, а уж тем более в капстрану! Ну а сейчас убежать подальше от места совершения преступления – такая мысль приходит многим, преступившим закон. И не только в России, разумеется.

– В России центральное бюро Интерпола было открыто в 1990 году, потом стали открывать отделения в регионах, – рассказывает руководитель группы национального центрального бюро Интерпола майор полиции Сергей Кузнецов. – Наше ставропольское подразделение появилось в 2000 году.

Сам Сергей Николаевич в том же году закончил Ставропольский филиал Краснодарского юридического института МВД России, отслужил три года в уголовном розыске, а потом перешёл в подразделение Интерпола.

Большим ставропольское бюро не назовёшь – три сотрудника, включая руководителя. А работы становится год от года больше.

Основная функция этого подразделения международной полиции – организация взаимодействия всех правоохранительных органов края с коллегами из других государств. Наша сторона направляет свои запросы за рубеж и, в свою очередь, исполняет их запросы.

– Нынешняя свобода передвижения – это, конечно, благо, но этим пользуются и преступные элементы. Масштабы транснациональной преступности с каждым годом увеличиваются, что отражается на потоке запросов, с которыми мы работаем, – рассказывает Сергей Кузнецов.

 

От картин до экстремизма

Деятельность Интерпола касается всех преступлений, которые носят транснациональный характер. Всех категорий начиная от розыска автомобилей и похищенных культурных ценностей, противодействия обороту наркотиков, психотропных веществ до борьбы с экстремизмом и терроризмом. Но главной задачей остаётся розыск преступников, скрывшихся от правосудия в странах дальнего зарубежья.

В прошлом году в международный розыск «от Ставрополья» было объявлено девять человек, в основном – за совершение тяжких преступлений: убийства, квалифицированные мошенничества, изнасилования. В этом году к этому списку добавились ещё четыре человека.

Конечно, отыскать всех, тем более быстро – задача не из простых. Однако только в этом году ставропольскому правосудию вернули из-за рубежа четырёх человек. Из них двое – убийцы, двое – мошенники. Беглецов нашли в Греции, на Кипре и в Киргизии.

Последний, «киргизский», был задержан местной полицией за незаконный оборот наркотиков. Вполне возможно, решил отсидеть за менее тяжкое преступление, ведь ставропольские сыщики разыскивали его за убийство. А может быть, и просто попался. Но в любом случае он был выдан правосудию Российской Федерации.

Кстати, у этого гражданина остались настоящая фамилия, настоящие документы. Но бывает по-разному. Например, жители греческой национальности, попав в «горячую» ситуацию, уезжают на историческую родину, вносят небольшие изменения в установочные данные. Скажем, меняют одну букву в имени или фамилии – и всё, другой человек! Был Леонид – стал Леонидис… Или меняется дата рождения – всё, Иванов, да не тот! Но всё равно это проверяется, всё равно устанавливается истина.

 

Уловки и контрмеры

– Сергей Николаевич, а часто люди, желающие скрыться, меняют документы?

– Давайте не забывать, что фальшивые документы – само по себе уголовное преступление. Бывает и такое. Искали одного гражданина по подозрению в фальшивомонетничестве. Подозревали, что он сбежал в Великобританию. А он вместо Туманного Альбиона оказался… в солнечном Краснодаре. Правда, с паспортом гражданина Армении! Откуда он его взял, зачем – сейчас устанавливается.

Многое зависит от законодательства той страны, где находится подозреваемый человек. Рассматривая вопрос об экстрадиции, правоохранительные органы прежде всего апеллируют к законодательству собственной страны – является ли деяние уголовно наказуемым? Это серьёзный момент. Бывали случаи, что судебные органы принимали решение, что в их стране деяние, совершённое этим человеком, не является противозаконным. Или оно считается малозначительным – а это основание для отказа в выдаче.

– А как получается, что преступнику удаётся пересечь границу России?

– Сама процедура организации международного розыска довольно длительная. Этот вопрос решается на уровне центрального бюро Интерпола. Затем проверяет Генпрокуратура – достаточно ли оснований для такого решения. Так что неизбежно проходит какое-то время с момента принятия решения до фактического объявления человека в международный розыск.

– А что служит основанием для объявления международного розыска?

– Просто так в розыск не объявят. Тут важно и наличие информации о возможных планах подозреваемого, и существование за рубежом дружественных и родственных связей человека, да и тот же загранпаспорт – если его нет, уехать невозможно.

 

«Красный угол»

После того как человека объявляют в международный розыск, он «появляется» по всему миру в базах данных Интерпола, к которым имеют доступ правоохранительные органы всех стран.

В этих базах выставляется циркуляр о розыске. Он может просто сигнализировать о розыске с целью установления местонахождения гражданина. Если же речь идёт о подозреваемом в совершении преступления, то ставится так называемый «красный угол» – когда человека разыскивают с целью ареста и выдачи.

Затем подозреваемого помещают под предэкстрадиционный арест. Идёт процедура проверки. Дальше уполномоченный орган принимает решение – в одних странах это суд, в других – прокуратура. После многочисленных обжалований дело доходит собственно до выдачи. Задержанного конвоируют на родину – обычно силами сотрудников Интерпола и управления федеральной службы исполнения наказаний.

Нередко преступники, чтобы избежать наказания, пускаются на всякого рода хитрости. Ищут любую возможность, чтобы уйти от ответственности за совершённое деяние! Например, выезжают за рубеж и пытаются получить… политическое убежище. Обычно убежище просит не тот, кто совершил кражу или грабёж, а тот, кто ворочает миллиардами. Он говорит: мол, преследуют, не дают развиваться. Политика и бизнес сегодня очень тесно связаны, переплетены. Вот он и кричит: меня политически преследуют! Это люди интеллектуально развитые, у них есть голова на плечах, но они пошли не по той дороге.

Из этой же когорты – крупный мошенник, которого Интерпол нашёл аж в Доминиканской Республике. Товарищ провернул незаконное получение кредита. Да не мелочился – взял 100 миллионов рублей. А потом уехал. Прожил в райском уголке около года. Но потом попался. Заканчивался срок действия его загранпаспорта. Вот и засветился.

 

Семейные истории

Работы у Интерпола прибавляется из года в год. Ведь международная полиция выполняет запросы не только коллег-полицейских. Российские правоохранительные органы – прокуратура, суд, УФСИН, Федеральная служба по незаконному обороту наркотических средств – не могут напрямую выходить на Интерпол, только через подразделение в полицейском ведомстве.

– Сергей Николаевич, с чем ещё приходится иметь дело сотрудникам Интерпола?

– В фокусе нашего внимания – незаконный оборот фальшивых денежных купюр иностранных государств. Все выявленные факты изъятия или сдачи фальшивок подлежат специальному учёту. То же самое – с огнестрельным оружием и наркотическими веществами

– Что преступники бегут от российского правосудия – понятно. А бывает, что прячутся у нас?

– Конечно. Например, в прошлом году по запросу Узбекистана в Ставрополе задержали подозреваемого в торговле людьми. Вернули в Узбекистан.

– А из более дальнего зарубежья?

– В этом году мы установили без вести пропавшую гражданку США. Там её года два искали… Хотя история совершенно не криминальная. Семейная. У девушки мама русская, папа – американец. Семейная жизнь не сложилась, мама вернулась в Россию и дочь увезла с собой. Вот безутешный папа и подал в розыск. Чем закончится эта история – не знаю. Мы уведомили инициатора розыска, что дочка его жива-здорова. Сейчас ждём решения, которое будет принято уполномоченными сторонами.

Ещё одну молодую женщину нашли… в Швейцарии. Тоже семейная история, на этот раз, вероятно, конфликт поколений. Родители ничего о ней не знали, очень волновались. А дочка спокойно жила за границей, вероятно, не вспоминая о родителях.

– Можно надеяться, что каждое розыскное дело когда-нибудь завершится исполнением?

– Не зря говорят, сколько верёвочки не виться… Рано или поздно человек всё равно обнаружится. Бывает, люди годами скрываются – а потом всё равно находятся. Это и есть наша работа…

Вероника ЧУРСАНОВА

Комментарии ()