еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

В медицине нет невостребованных профессий

Согласно Закону о воинской обязанности Гражданского кодекса РФ, каждый медицинский работник страны независимо от пола является военно-обязанным. Как правило, сразу после получения диплома будущий врач должен прийти в военкомат, где ему присвоят звание «рядовой» и отправят в запас. И если человеку посчастливится всю жизнь проработать «на гражданке», то он так и выйдет на пенсию в низшем военном чине. Но вот Галине Клочко не суждено было остаться рядовым в запасе.

Она родилась в посёлке Безенчук Самарской области, в старом деревянном роддоме, где не было даже воды. Была вторым ребёнком в семье – старший брат умер ещё в младенчестве. Однако, по словам отца, она заменяла родителям и сына, и дочь. Благодаря несносному взрывному характеру её мама с папой стали частыми гостями в кабинете школьного директора. Тем не менее, получив аттестат хорошиста, Галина поступила в Кировский медицинский колледж по специальности фельдшер-лаборант.

И вот там-то, в Кирове, случилось то, что полностью изменило её судьбу. Галина встретила Андрея – молодого курсанта, будущего вертолётчика, полного амбиций и жизненного энтузиазма. Никто из них не думал, что это станет поэтичным «раз и навсегда». Но постепенно то, что начиналось как легкомысленный роман, переросло во что-то гораздо большее. Несколько месяцев пролетели, как пара дней! И перед молодыми людьми встал выбор – оформлять свои отношения официально и ехать в Узбекистан, куда Андрея переводили по службе, или идти дальше по жизни в одиночку. Но «выбор» – не совсем то слово, ведь они не колебались ни минуты. Расписавшись, молодожёны отправились в путешествие, только отнюдь не свадебное.

 

В жарких странах

По пути в Каган Галина обнаружила, что находится в «интересном положении». Так что дорога сопровождалась ранним токсикозом и была не из лёгких. На следующий же день после прибытия гражданку Клочко оформили в медсанчасть клиническим лаборантом. Так как у неё уже был опыт работы в Кировском онкологическом диспансере, ни о какой предварительной стажировке речи не шло, она влилась в работу сразу же, пустившись, что называется «с места в карьер».

– И тут начался вывод советских войск из Афганистана, – рассказывает Галина. – В лаборантах недостатка не было, а вот фельдшеры требовались очень. Меня хотели быстренько переоформить на другую должность, чтобы отправлять в командировки… Но одного вылета оказалось достаточно, чтобы я поняла, что не справлюсь.

Ещё бы. Вряд ли горячая точка, где днём и ночью продолжают идти бои, подходящее место работы для беременной. Да и, к тому же, муж был категорически против. Вернувшись из своей первой и последней командировки, она уволилась из военной поликлиники, чтобы устроиться… В КГБ! Но в громкой аббревиатуре таится подвох, ведь это всего лишь сокращённое название Каганской городской больницы. И работала там Галина вовсе не агентом, а простой медицинской сестрой.

– Это был настоящий ад! – спустя столько времени вспоминать об этом уже намного проще. – Все лавры всегда достаются врачам, их знают буквально по фамилиям… Но любой, даже самый гениальный и успешный доктор согласится с утверждением, что самая сложная работа и в физическом, и в эмоциональном плане достаётся медсёстрам.

Вплоть до декрета Галина не уходила из КГБ, как бы тяжело ей там ни приходилось.

Первые роды дались ей с огромным трудом, и на возвращение к норме ушло очень много времени. Плюс ко всему, в связи с нестабильным положением их семью несколько раз переводили в Джамбул и обратно, в Бухару. Но даже в декрете Клочко не могла сидеть сложа руки: «Мы всегда жили в военных городках, а это как маленькие закрытые общины. Там люди торопятся жить, потому что знают цену этой самой жизни не понаслышке. Тем более, почти все семьи были молодыми, а это значит – большое количество детей. И вот представьте себе: жаркий регион с не очень хорошо развитой медициной и куча детских болезней. Да, к тому же, постоянное отсутствие чистой питьевой воды! Чтобы употреблять в пищу то, что текло из-под крана или плескалось в колодцах, приходилось по нескольку раз кипятить, и всё равно оставался какой-то жёлто-бурый цвет. В таких условиях к организму постоянно цепляется какая-нибудь зараза».

От посетителей в доме Клочко не было отбоя: вместо клиники все шли сюда – за советом, лекарством, уколом. Почему-то дети и их матери доверяли простому фельдшеру больше, чем докторам, и безбоязненно давали себя лечить. Частенько ей самой приходилось брать саквояж с медикаментами и совершать обход.

Конечно, о том, чтобы ставить какие-то серьёзные диагнозы и уж тем более лечить, речи и не шло, ведь здесь её образования было явно недостаточно. Однако много лет спустя при возвращении к работе лаборанта ей выпало первой заметить то, что квалифицированные специалисты гораздо выше по статусу пропустили – наличие раковых клеток в крови маленького мальчика. Но несмотря на вовремя поднятую благодаря Галине тревогу спасти ребёнка так и не удалось… За что она винит себя до сих пор.

Из декрета она сразу же вернулась в санчасть: с развалом СССР и мобилизацией войск каждая пара рук была на вес золота.

 

Птицы перелётные

А затем начались скитания по стране. Переезжать приходилось практически всегда в одиночку, ведь мужа постоянно отправляли в командировки. Появлялся он редко, времени его отпусков едва-едва хватало на общение с семьёй, а потом снова исчезал, и, как всегда, оставалась неизвестность – вернётся ли вообще…

На тот период Галине приходилось работать на разных должностях, в основном это были места медицинских сотрудников в детских садах, куда ходила маленькая дочка. В одном из таких садиков в городе Батайске Ростовской области обстоятельства сложились так, что ей пришлось помогать делать лапаротомию.

– Раз в две недели я носила в санчасть сводки на детей. Как-то пришла туда, а у них планёрка. Пришлось ждать. И в этот момент в отделение, держась за горло, забегает офицер, – она нахмурилась. – И падает! Я сначала немного растерялась, начала звать на помощь, но все были на другом этаже, и меня, естественно, никто не услышал. А он задыхается и еле слышно хрипит «кость». Тут наконец-то появляется начмед (неофициальное название начальника медицинской службы подразделения), я ему быстро рассказала, что произошло, и спрашиваю: «Что делать будем?», на что он мне ответил: «Что-что? Лапаротомию. Сейчас, гражданочка, резать начнём. Готовы?»

Резать, так резать, разве медик может быть не готовым к оказанию помощи? Начмед оказался бывалым военным хирургом, человеком, привыкшим оценивать ситуацию и действовать практически мгновенно, при любых обстоятельствах. Офицера спасли, прооперировав его чуть ли не в коридоре больницы. А ведь причиной такой нелепой смерти могла оказаться обычная рыбная кость.

– Это был мой первый опыт асистирования при операции, – с гордостью делится женщина, – и он был удачным.

Кочевая жизнь продолжалась до тех пор, пока мужа в 1995 году не перевели в Будённовск Ставропольского края.

В тот год произошло настоящее чудо! Семья Клочко ожидала пополнения. Это радостное событие должно было произойти в начале июня в Буденновской городской больнице, где уже даже заранее была подготовлена палата… Но по ряду обстоятельств Галине пришлось остаться на родине в Безенчуке и рожать там. А 14 июня, спустя несколько дней после появления на свет малыша, женщину и весь мир потрясла ужасная новость: больница Будённовска захвачена террористами.

Впоследствии ей приходилось общаться и работать со многими, кто был в заложниках. И Галина повторяет: «Я каждый раз благодарю РЖД с её несовершенной системой обслуживания, из-за которой я так и не смогла приобрести билеты на Минеральные Воды, и сына, который захотел увидеть этот мир раньше, чем было запланировано».

 

Назад в прошлое

В Будённовске она вновь устроилась в детский садик, потом, вслед за детьми, в гимназию № 9. Ей всегда было очень важно быть рядом с семьёй, с любимыми, поэтому увольнение из школы далось ей довольно тяжело – ведь предложенное новое место работы, хоть и было гораздо прибыльнее, требовало колоссальной самоотдачи.

В 1602 окружном военном госпитале микрорайона «Северный», в который устроилась Галина, вновь пришлось вспомнить мелькнувший в биографии Афганистан…

Начало Второй чеченской войны, наиболее активная боевая фаза которой пришлась как раз на 1999-2000 года. Молодые ребята, практически ещё мальчишки, изуродованные и искалеченные, переполняли отделения хирургии и реанимации. «Косари», чтобы не попасть в горячую точку, глотали различные острые предметы от булавок до гвоздей.

– Некоторые были похитрее – они чем-то раздирали себе нижнюю часть гортани и изо рта шла кровь, а к спине крепили лезвия, – рассказывает Галина Викентьевна. – И рентген, конечно же, показывал, что инородный предмет находится именно внутри… Но многие так боялись войны, что действительно ели их!

И не только ели – вскрывали ими вены, пытались застрелиться или задушиться. В то время как муж пропадал в Чечне, ей приходилось практически круглыми сутками дежурить возле больных, раненых и самоубийц, оставляя детей на попечение соседей. Но в тот период в подобной ситуации оказались многие жители военного городка, потому все пытались хоть как-то помочь друг другу.

 

Наши дни

Сейчас Галина трудится наконец «на гражданке», оставаясь прапорщиком в запасе. Перебравшись вместе с повзрослевшими детьми из Будённовска в Ставрополь, она освоила новую для неё профессию косметолога, чем очень довольна.

– Работать в больнице, а уж тем более в военной медицинской части не так уж и просто! Конечно, спасая кого-то, ты каждый раз понимаешь, что живёшь не зря и это того стоит! Но… – Галина улыбнулась. – Мне же ещё внуков нянчить. Работа – это важно, но на такой, где я постоянно трудилась, люди очень быстро «сгорают». А я так не хочу, я хочу как можно больше быть с семьёй, ведь родные ценнее любой работы!

Ольга ШИЛОВА

Комментарии (0)