еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Законы политической геронтократии

В Казахстане прошли внеочередные парламентские выборы. Казалось бы, какое это имеет значение для нас на фоне украинского и сирийского кризисов, неэффективной работы экономического блока правительства, роста цен на всё и многого другого? А вот имеет! Дело в том, что в Казахстане реализована та же модель управления страной, как и у нас. Все мы – включая среднеазиатские республики – живём по одним понятиям, словно сообщающиеся сосуды. Так что Казахстан – наше общее окно в будущее, поскольку президент этой страны на 10 лет старше Путина, ему и уходить раньше. Он и заговорил первым о желательности перехода на парламентскую систему власти. Спрашивается, с какого перепугу?

После развала СССР и формирования в бывших республиках президентской формы власти дальновидные политологи предупреждали, что это ненадолго. И вот почему. Практически все ныне живущие авторитарные руководители основательно вытоптали вокруг себя политическую поляну. Конкурентов преследовали, убивали и даже расстреливали, как у нас в октябре 1993 года. В результате под конец жизни любого современного диктатора его стране грозили и грозят межклановые войны и погружение в политический хаос, пока очередной клан не захватит власть под флагом демократической борьбы за пост президента.

Первым инстинкт самосохранения сработал у президента Казахстана Н. Назарбаева. Накануне своего 76-летия он вполне предсказуемо предлагает перейти к парламентской форме правления. Это – если пользоваться западной демократической терминологией. Истинная же цель в том, что пришла пора сделать всё возможное, чтобы избежать преследования в недалёком будущем своей семьи и сохранить членам своего клана нажитую непосильным трудом собственность. К примеру, в его клане только из ближайших родственников пара долларовых миллиардеров и несколько мультимиллионеров, куча людей при должностях и при крупном бизнесе, включая дочерей, зятьёв и внуков. А близкие друзья и родственники, их дети и внуки? Так что в Казахстане явно пришла пора усадить под сенью парламента уважаемых и авторитетных казахских лидеров. Там, под присмотром отца нации, они и договорятся по понятиям о правилах игры на переходный период: о защите собственности, гарантиях безопасности семьи и самой жизни.

Такая коллегиально-парламентская форма переходного периода позволит всем участникам присматривать друг за другом. Появится даже некое подобие разделения властей. Одному клану достанется пост премьера, второму – суд, третьему – прокуратура, четвёртому – МВД. Продлится этот период недолго – лет семь. За эти годы в результате естественного отбора укрепится очередной клан, произойдёт возврат к старому – президентской форме правления.

Сегодня мудрый Нурсултан Назарбаев вполне сознательно отворачивается от западной демократической модели и берёт на вооружение китайскую: он явно готовит себя к роли казахского Дэн Сяопина. Иными словами, совсем скоро может остаться без официальных постов, но сохранит контроль над страной с помощью своего морального авторитета и уважения всех граждан. С западными игрушками пора заканчивать. Только что он заявил, что демократия для Казахстана – не начало, а конец пути. Мол, в Азии свои законы, порядки и способы существования. И то правда: для так называемой западной демократии необходимо наличие, как минимум, двух устоявшихся политических партий. На постсоветском пространстве таковых нет нигде – все мы глубоко беспартийные и управляемся по той же старой клановой системе. А так называемая парламентская форма правления в Средней Азии – некий фиговый листок, которым прикрывают передел собственности и сохранение власти клана. Этим же листком морочат голову западным инвесторам. Так что строительство парламентских центров можно назвать непрофильными расходами.

Всё сказанное выше относится не только к Казахстану, но и к Узбекистану, Таджикистану и Туркмении. А что мы? Какие предположения можно позволить уже сегодня, когда наш президент, тоже яркий представитель клана (силовиков), находится в прекрасной физической форме?

Понятно, что партий у нас много, как и в Казахстане или на Украине. И в этом наши политические системы почти ничем не отличаются: есть только одна партия власти, в которую по мере необходимости записывают тех, кто будет верно служить руководящему клану. Так уж повелось со времён КПСС. На этом совпадения не кончаются.

Точно так же, как в Казахстане, нашему лидеру тоже когда-то стукнет 75. И он вспомнит о парламентской форме правления по причинам, указанным выше. Вспомнит, что уже говорил об этом в далёком 2003 году, выступая с ежегодным Посланием Федеральному собранию. Тогда не сложилось, поскольку миллиардер Ходорковский буквально скупил почти 60% депутатов Госдумы и через них сам готовился занять пост премьера. Власть испугалась и посадила Ходорковского в колонию общего режима на 10 лет.

Но время неумолимо. В. Путин уже намекнул, что не исключает своего участия в выборах президента 2018 года. А куда деваться? Так что о парламентской республике он может заговорить где-то году к 2021-му, за три года да окончания своего второго президентского срока. Это закон постсоветской природы.

О том, может ли трансформация власти «по-казахски» случиться у нас раньше, к предстоящим в этом году парламентским выборам, поговорим через неделю.

Андрей УГЛАНОВ

Комментарии ()