еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

У правительства всплыли стволы

Минприроды обнаружило несметные сокровища на дне великих российских рек. Это сотни миллионов кубометров затонувшей древесины, добыча которой может озолотить.

Зачем рубить лес, если проще забрать уже готовый, да не простой, а драгоценный. Россия столетиями сплавляет лес по рекам. Зимой стволы валят и складируют на берегу, весной в половодье пускают по реке вниз, у специалистов это называется молевой сплав. В Сибири и на Урале других способов доставки стволов зачастую нет.

Немало деревьев по дороге тонет и засоряет реки. Поэтому ещё в 1995 г. в новом Водном кодексе сплав запретили. Но миллиарды стволов остались, пролежав на дне несколько десятилетий, лес не портится. Наоборот, становится морёным. Такая древесина твёрдая, как камень, дома из неё стоят многими веками. Главное – такое дерево очень дорогое. Например, если обычная ель стоит 0,5-1,5 тыс. руб. за куб, морёная – до 20 тысяч. От 5 до 15 тыс. руб. дают за кубометр морёной берёзы, лиственницы и осины.

Сколько таких сокровищ лежит на дне, точно не скажет никто. Ясно, что много. По оценкам экспертов Минприроды, только в реках Прикамья накопилось на дне 35-40 млн кубов морёного дерева. В Уральских водах топляков набралось столько, что некоторые реки за последние полвека стали непригодны для прохода судов. Решётки плотины Камской ГЭС приходится регулярно чистить от всплывших стволов. В целом по стране, по мнению экспертов, в ходе сплава тонет 2% леса. Значит, с учётом объёма сплава залежи Камско-Волжского бассейна не менее 90 млн кубов, Енисея – 60 млн, в Иртыше и Оби – до 65 миллионов. Более 10 млн куб. м в конце 1980-х гг. нашли в районе Обской губы.

Всего выходит 150-200 млн кубометров. Для сравнения – общая годовая добыча древесины в России – 90-110 млн кубов, в 2014 г. экспорт принёс 360 млрд рублей. Но то обычное дерево. Легко представить, что будет, если наладить масштабное производство морёной древесины. Лесная отрасль озолотится.

В пример древесного процветания можно привести районы рек Мокша и Сура в Мордовии, ставшие легендой. В начале века геологи обнаружили, что эти реки, как передали тогда наверх, засорены стволами дуба. Реки постоянно гуляют по руслу, размывают берега, деревья падают в воду. В результате поймы стали складом бесценных стволов. В Мордовии этот дуб называют чёрным, возраст многих затонувших дубов составляет сотни лет. Поначалу местное население топило ими печи (морёный дуб отлично горит), пока не узнали, что стоимость чёрного топляка достигает 100-300 тыс. руб. за кубометр.

Таких Мокш в РФ может появиться не один десяток. Достать древесину со дна не так сложно, для этого есть баржи с грейферными ковшами. Мало того, наша промышленность выпускает несколько типов так называемых топлякоподъёмных агрегатов. Есть и оригинальные разработки, сотрудник поволжского технологического университета А. Роженцев запатентовал умную насадку на ковш, определяющую качество и твёрдость стволов топляка при касании без подъёма со дна.

Правда, мало достать, нужно ещё сохранить ценный улов. «Самые качественные брёвна, как правило, находятся в самом низу лежащей на дне древесины. Раскопать их и вытащить – полдела, сложнее всего доставить до места переработки. При первом же контакте с воздухом древесина может треснуть», – рассказывает директор лесозаготовительного треста И. Аракин.

Тут придётся покрутиться, чтобы свежевыловленные стволы не пропали, их надо грамотно высушить и правильно распилить. Потребуются передовые станки и сушильные камеры, в местах добычи надо строить фабрики. Иными словами, морёные сокровища обязательно станут золотой жилой. Но и вложить в добычу придётся, как в золотые рудники.

Константин ГУРДИН

Комментарии ()