еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Телега впереди лошади

Станет ли 1 сентября 2016 года традиционно радостным и долгожданным праздником или День знаний даст старт многочисленным судебным спорам между родителями школьников и администрациями учебных заведений и бесконечных прокурорских проверок?

Об этом на днях шёл разговор на круглом столе «Готовы ли школы к введению Федерального государственного образовательного стандарта обучающихся с ограниченными возможностями здоровья», в котором приняли участие представители краевых министерств образования, здравоохранения, труда и социальной защиты, руководители образовательных учреждений, члены общественных организаций, родители школьников.

 

Нестандартный стандарт

Тревогу собравшихся вызвало введение этого самого пресловутого стандарта (ФГОС). Дело в том, что 1 сентября 2016 года для детей-инвалидов как с физическими недостатками, так и с интеллектуальными отклонениями по большинству диагнозов отменяется индивидуальное обучение. И любая школа страны должна быть готова принять и учить такого ребёнка, если его родители отдадут предпочтение обычной, а не коррекционной школе – право выбора учебного заведения для своего ребёнка остаётся за родителями. Это означает, что школьники с ограниченными возможностями, если захотят, смогут сесть за парту вместе со своими сверстниками. И отказать в приёме такого ученика школы не имеют права. И вот тут-то начинаются проблемы, многие из которых на сегодняшний день не имеют путей решения.

Безусловно, каждый ребёнок имеет право на доступное образование, а обучение детей с, так скажем, особенностями здоровья зачастую проходит успешнее в коллективе сверстников. Плюс ещё и в том, что, посещая обычную образовательную школу, маленький гражданин привыкает к жизни в социуме. Однако декларация федерального Минобрнауки, что инклюзивное обучение по всем параметрам лучше индивидуального, слишком, на мой взгляд, смелое. А приказной порядок всем школам принимать детей-инвалидов наравне с детьми без физических и интеллектуальных отклонений показывает, насколько чиновники в столичных министерских кабинетах далеки от реальности. Создаётся впечатление, что живут они не в России, переживающей, между прочим, не первый экономический кризис за последние несколько лет, а в какой-то Выдумляндии, где нет никаких проблем, вечно светит солнце и в кисельных берегах текут молочные реки. Впрочем, уход в астрал вообще свойственен российскому минобру.

«По факту на сегодняшний день школы к выполнению требований не готовы, – поясняет руководитель рабочей группы «Социальная справедливость» Регионального штаба ОНФ в СК Валентина Муравьёва. – Ситуация в обществе замалчивается, люди просто ничего не знают. Нужно говорить об этом сейчас, а не 1 сентября! Прежде чем утверждать такие стандарты, нужно было провести мониторинг, проанализировать на семь лет вперёд, сколько детей с ограниченными возможностями развития, в каком году и в какие школы края придут!»

 

Наши школы не готовы

И это, увы, так. Например, взять детей-колясочников. Таких учеников могут принять считанные единицы образовательных учреждений. Ведь нужно учесть всё: начиная от наличия пандусов на въезде в школу и заканчивая шириной дверных проёмов, наличием поручней в туалетных комнатах и многим-многим другим. А вот целевого финансирования для реализации в школах новых СанПиНов также не предусмотрено. А это значит, что каждая школа должна самостоятельно изыскивать средства для переоборудования помещений с учётом, что в них будут обучаться дети с ограниченными возможностями. Причём не важно, один такой ребёнок или десяток придут в школу в новом учебном году, СанПиНы нужно соблюсти. А где взять на это деньги? Федеральный Минобр молчит. Получается – главное, прокукарекать, а там хоть не рассветай? Не говорю уже о том, что педагогов, умеющих работать с особенными детьми, адаптировать для них образовательную программу, в школах почти нет. Как нет в нужном количестве (спасибо, тому же Минобру РФ, решившему в своё время сократить ставки) дефектологов, психологов. Причём психологов, которые могли бы работать не только с особенными детьми, но и их родителями, порой не менее нуждающимися в специализированной помощи. А она, кстати, не помешает и педагогам, взявшимся за обучение деток с отклонениями.

Кроме того, совершенно не понятно, как будет решаться вопрос с детьми-инвалидами из старших классов. Допустим, ученики начальной школы, по стандартам, будут находиться в классах, расположенных на первых этажах. А старшеклассники? Как тому же, колясочнику подняться на второй, третий этаж, ведь в крае, по-моему, нет ни одной школы, оборудованной лифтами или подъёмником. А учитывая, что большинство школ построены ещё в советское время и перестройка там практически невозможна, возникает вопрос:  кто будет помогать деткам подниматься-спускаться по лестницам? В ту же столовую, например. Института тьютеров – своеобразных кураторов учащихся – в России нет. Опять эта забота ляжет на плечи родителей особенных детей, которые вынуждены будут целый день проводить в школьных стенах, чтобы носить своё чадо с этажа на этаж?

Кроме того, остаётся неясным вопрос с оснащением учебных заведений учебниками, адаптированными для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья и интеллекта. Их пока что в глаза никто не видел. Кроме того, по сообщению пресс-службы того же Минобра РФ, на сегодняшний день в Федеральном перечне учебников содержится 80 пособий для детей с ограниченными возможностями при том, что текущая потребность составляет порядка 200 единиц. Успеют ли чиновники от образования обеспечить всем необходимым из разряда учебных пособий все школы страны – вопрос.

Думаю, эти моменты станут камнем преткновения уже совсем скоро. Ведь теперь родители детей-инвалидов имеют полное право подать в суд на школу, в которой не будут созданы подходящие условия обучения. Получается, что новый образовательный стандарт сталкивает лбами родителей детей-инвалидов и руководство школ, а не решает реальную проблему.

 

Что делать?

«К сожалению, такие важные документы пишут люди очень далёкие от реалий, – поясняет сопредседатель Регионального штаба ОНФ в СК, директор гимназии № 24 Ставрополя Александра Будяк. – Вряд ли кто-либо из создателей ФГОС пошёл и посмотрел в любую школу, насколько реально там учиться детям-инвалидам. У нас в Ставрополе есть специализированная 21-я школа, где учатся дети с ограниченными возможностями. Но даже здесь – нерешённые проблемы, не то, что в обычных школах! Однако стандарт уже принят, и нужно стремиться сделать всё, чтобы помочь детям 1 сентября прийти учиться в обычные школы».

И сделать это нужно как можно быстрее. Сегодня в крае 3300 детей-инвалидов обучаются на дому. И 446 будущих первоклассников с ограниченными возможностями, вернее, их родители, уже изъявили желание 1 сентября пойти учиться в обычную общеобразовательную школу. Нахождение в детском коллективе, считают и родители, и врачи, пойдёт детям на пользу.

«Я четыре года сидела с ребёнком дома на индивидуальном обучении. Он был замкнутый, как волчок. Начали ходить в 21-ю школу, общаться с детьми, ребёнок расцвёл. Он туда летит, ждёт, когда выходные закончатся», – говорит Наталья Мишурина, мать ребёнка-инвалида.

Конечно, нахождение в детском коллективе среди сверстников, всегда благоприятно сказывается на ребёнке-инвалиде. Причём не только на нём, но и на здоровых ребятишках, которые, общаясь с особенными ребятами, растут не просто более толерантными и благожелательными. Но и начинают более спокойно относиться к своим проблемам, глядя на то, как ребята с ограниченными возможностями здоровья стойко преодолевают все трудности жизни. Однако если в школах не будут созданы соответствующие условия для обучения детей-инвалидов, не станет ли это дополнительным стрессом и для них, и для их родителей. Не отобьют ли необустроенности помещений, приводящие к бесконечным проблемам, у таких детей желание учиться вообще?

В министерстве образования края, рассказала заместитель министра Галина Зубенко, о проблеме знают. Школы действительно не адаптированы для обучения детей-инвалидов, и денег в дефицитном краевом бюджете нет. Подготовительная работа идёт, но не предусматривает переоснащение учебных заведений. Единственное, что возможно сделать, поясняет Галина Серафимовна, – в ускоренном режиме провести переподготовку учителей. Большую надежду чиновники возлагают на общеобразовательные учреждения коррекционного типа, а таких в крае всего 25. Однако нет никакой уверенности в том, что все родители особенных детей согласятся отдать своё чадо в коррекционную, а не обычную школу. Тем более что такое право у них есть.

В общем, пока что решения у этого вопроса – как сделать посещение общеобразовательной школы детьми-инвалидами бесстресовым – нет. И как избежать вала судебных исков от родителей особенных детей к администрациям школ тоже. Да и помогут ли даже судебные решения? Ведь от того, что будет вынесено постановление суда об обязательном переоборудовании школы с учётом нужд детей-инвалидов, деньги на эти цели по щучьему велению не появятся.

По итогам круглого стола члены Общероссийского народного фронта рекомендовали министерству образования края произвести расчёт стоимости обучения одного ребёнка-инвалида в год, а также рассмотреть возможность запланировать финансирование в бюджете на 2017 год. В свою очередь активисты ОНФ проведут анализ, где проживают дети-инвалиды и какие общеобразовательные учреждения готовы их принять. Участники круглого стола договорились встретиться ровно через месяц на базе одного из коррекционных учреждений края и поговорить предметно.

Комментарии (0)