еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Считаю долгом сообщить

Анонимки о серьёзных проступках судей будут пересылать правоохранителям. Высшая квалификационная коллегия судей объяснила председателям региональных коллегий, что делать с поступившими на судей анонимками.

Когда неизвестный «доброжелатель» сообщает нечто серьёзное, его информация не должна лететь в корзину. Возможно, у человека есть веские причины не подписываться. В любом случае тревожные факты надо тщательно проверять.

Высшая квалификационная коллегия судей утвердила официальные ответы на десять острых вопросов председателей региональных коллегий.

Одно из разъяснений касается анонимок – темы деликатной и непростой. В советские годы безымянные сигналы могли сломать – и часто ломали! – жизнь человека. Потом на долгое время анонимки вообще перестали рассматривать.

Сейчас победил такой подход: если в бумаге от не известно кого сообщается о признаках преступления, отмахиваться от сигнала нельзя.

Под сукно (а лучше в корзину) отправляются только анонимки с мелочёвкой – информацией, кто с кем пьёт, кто с кем спит, кто какие анекдоты рассказывает и прочее.

Поэтому и в квалификационных коллегиях не дают и не будут давать ход анонимным жалобам о том, что судья якобы как-то нехорошо себя ведёт в быту. Или слишком шумно гуляет на курортах. Тот, кто хочет пожаловаться на это, должен сначала представиться.

Здесь ничего не изменилось.

Но если в сообщении говорится не о пресловутой аморалке или каких-то процедурных нарушениях, а возможном преступлении, то здесь вступает в силу другой пункт. «Жалоба, содержащая сведения о признаках преступления, направляется в государственный орган в соответствии с его компетенцией с уведомлением заявителя о её переадресации», говорится в положении.

Принципиальный момент: никакая анонимка не должна лишать судью высокого статуса и особой защиты. Независимость человека в мантии гарантируется ещё и тем, что в отношении него нельзя просто так возбудить уголовное дело, да и просто в оперативную разработку спецслужбы не вправе его брать. На всё надо получать особое разрешение.

Другое разъяснение касается проверки кандидатов в судьи. Вправе ли квалификационная коллегия судей самостоятельно запрашивать сведения о недвижимости кандидатов и их родных в Росреестре? Ответ: да, вправе, если сочтёт это необходимым.

Ещё один горячий вопрос: как выбирать наказание для судьи? Если квалификационная коллегия придёт к мнению, что человек в мантии действительно совершил дисциплинарный проступок, то за кем последнее слово при назначении наказания? На чаше весов – судейская мантия. Её могут снять. А могут просто ограничиться замечанием или предупреждением.

«Установление факта совершения дисциплинарного проступка определяется путём открытого голосования», – напоминает Высшая квалификационная коллегия. Проще говоря: сначала члены коллегии поднимут руки за то, виноват или нет судья. Если большинство решит, что да, придётся голосовать второй раз: как его наказать.

Поскольку вопрос о досрочном прекращении полномочий судьи решается исключительно путём тайного голосования, квалификационная коллегия вначале проводит тайное голосование с использованием бюллетеней по этому вопросу. Затем, если решение об увольнении не принято, члены коллегии открыто голосуют, вынести судье предупреждение или замечание.

Владислав КУЛИКОВ. «Российская газета»

Комментарии (0)