еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Дышло Закона

Трудно найти человека, которому бы не приходилось бесчисленное количество раз подписывать документы о «добровольном» согласии на обработку своих персональных данных.

Безграмотное толкование и неправильное использование норм закона, принятого для защиты персональной информации, позволяют превратить его в инструмент ущемления прав граждан. Получается не защита, а наоборот, поголовное понуждение к предоставлению любым организациям ничем не ограниченных возможностей для использования полученных ими от граждан сведений.

 

Как напишешь, так и исполнят

О качестве новых законов на «конвейерном потоке» нашего парламента говорить не приходится. Типичный пример – это федеральный закон «О защите персональных данных».

Изначально планируемое приведение в порядок системы работы с данными о человеке не вызывала какого-то отторжения в обществе. Закон, как всегда, готовился с благими целями.

Массовое развитие информационных и коммуникационных технологий позволяет много чего лишнего делать с теми сведениями, без которых невозможна жизнь человека в современном обществе. В то же время в нашей стране не было такой уж острой необходимости во всей этой законотворческой возне. Собственно, никакой защиты как не было, так и нет, а юридическая регламентация превратилась в работу по скрытию секретов «Полишинеля».

Когда закон писан так, что его положения можно трактовать по своему усмотрению, то и ожидать чего-либо хорошего от его исполнения тоже достаточно сложно. Первое время на этот самый закон вообще никто не обращал внимания, потом, угрожая всякими карами, потребовали исполнения. В результате большинство руководителей, так и не разобравшись в нормах закона, стали требовать согласие на обработку персональных данных в обязательном порядке от всех подряд.

Выдумали странные ограничения. Закон о защите превратили в какой-то жупел. Дошло до того, что теперь в каждой подворотне требуют согласия «носителя» на работу с его персональными данными и там, где это необходимо, и там, где это делать незачем.

 

Бесконечные приключения

В редакцию газеты часто поступают жалобы жителей города на неправомерные действия должностных лиц и организаций. В том числе и в части работы с персональными данными. Отказ субъекта в предоставлении согласия на их дальнейшую обработку сопровождается отказом от предоставления услуг.

Расскажу о двух удивительных случаях всеобщей глупости на примерах этого года.

В начале марта в редакцию обратился С.В. Терентьев. Его история началась с того, что не получилось переоформить номер сотового телефона.

В крупном офисе компании «Билайн» ему выдали бланк заявления, в котором в безальтернативном варианте требовалось дать согласие на обработку персональных данных. Но, самое главное, он письменно должен был подтвердить право на ничем не ограниченное использование персональных данных не только своих, но и нового владельца телефонного номера. При отказе подписать такое заявление ему и его спутнику отказали в переоформлении телефонного номера.

На следующий день, прежде чем обратиться в региональное представительство компании и обжаловать действия должностных лиц, он попросил выдать чистый бланк заявления, содержащего столь неоднозначные требования. Не выдали. Намекнули, что не против того, чтобы договориться «по-хорошему». При этом предоставили бланк заявления с более корректной редакцией. Там уже не было абсурдного пункта с требованием распорядиться «за того парня» и, как положено, после абзаца с условиями на обработку персональных данных присутствовали две ячейки. В одной из которых нужно было поставить галочку соответственно в случае согласия или несогласия на обработку персональных данных.

Как говорится, могут, если захотят.

Другой пример, уже из собственного опыта.

Согласие на обработку данных требуют даже в тех случаях, когда в соответствии с законом этого вообще не требуется.

При обращении в ГБУК СК «Ставропольская краевая универсальная библиотека имени Лермонтова» мне было отказано в праве пользования библиотекой. Предъявив свой паспорт и старый читательский билет для перерегистрации, я столкнулся с незаконными требованиями сотрудников библиотеки. От меня в ультимативной форме потребовали подписать согласие на обработку персональных данных под угрозой отказа выдачи читательского билета.

Сотрудники библиотеки, заместитель директора и начальник отдела правовой и кадровой работы не понимали разницы в предоставлении персональных данных для записи в библиотеку и согласия на их обработку. В Положении об обработке и защите персональных данных, утверждённом руководителем учреждения, отсутствовала регламентация действий в подобных ситуациях.

Мои возражения не восприняли и не предоставили письменного аргументированного ответа.

Журналисту невозможно работать без библиотеки, поэтому я решил довести эту историю до логического конца.

Обращение в прокуратуру было переадресовано в Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Северо-Кавказскому федеральному округу. Спустя месяц получил письмо из Управления Роскомнадзора. В этом письме, ссылаясь на закон «О библиотечном деле», мне ответили: «…в общедоступных библиотеках граждане имеют право стать пользователями библиотек по предъявлении документов, удостоверяющих их личность…. Указанное обстоятельство подразумевает под собой ведение обработки персональных данных пользователей библиотек.

…обработка персональных данных субъекта не требует письменного согласия и осуществляется в силу указанного Федерального закона…

Таким образом, отказ со стороны Оператора в предоставлении услуг пользователю без заполнения письменной формы согласия на обработку его персональных данных является неправомерным».

Но на этом история не закончилась. При повторном посещении библиотеки выяснилось, что не всё так просто в этой жизни.

Можете представить моё удивление, когда работники библиотеки снова стали требовать подписать согласие на обработку персональных данных. Выяснилось, что о проверке Управления Роскомнадзора здесь не слышали. Соответственно, никто никаких мер не принимал. Далее последовало повторное общение с руководством. После изучения ответа надзирающей организации руководители с трудом скрывали радость от того, что теперь им можно не переводить понапрасну горы бумаг и не отвлекать сотрудников для выполнения никому не нужной работы.

У меня попросили разрешение сделать копию ответа (чтобы не нарушать мои права по части персональных данных), после чего я услышал извинения и получил наконец доступ в библиотеку.

 

Не подпишешь, не получишь!

Слишком часто граждане вынуждены принудительно и безальтернативно подписывать согласие на обработку своих данных. Далеко ходить не нужно.

Зайдите на ближайшее почтовое отделение и посмотрите на стандартное извещение для получения почтового отправления. На обратной стороне рядом с местом для подписи имеется строчка – «Даю своё согласие на обработку моих персональных данных».

Схожее положение в психиатрическом или в наркологическом диспансерах, практически во всех учреждениях здравоохранения, социальной защиты и образования.

С образованием отдельная песня. Наконец-то в классные журналы перестали записывать данные о месте работы родителей. Тем не менее стандартные бланки, предлагаемые родителям, не допускают варианта отказа.

Есть и другая сторона. Результаты ГИА и ЕГЭ теперь не выдаются на бумажных носителях и выкладываются в Интернет. Формально, если законные представители не дают согласия, эти сведения не должны туда попадать. При этом возникают проблемы и у детей, и у организаций, работающих с этими сведениями. Разумного баланса, прописанного законом, нет. Из профильного министерства идут письма с предложениями провести разъяснительную работу.

Так и работают где принуждением, где убеждением. Не слишком умная правовая конструкция, тем более что «отозвать» разрешение об использовании данных в глобальной сети пока можно только через суд.

Требования безальтернативного письменного согласия можно найти в стандартных бланках МФЦ, в банках, организациях системы Росреестра, в договорах БТИ и т.п. В них же широко распространилась и практика копирования документов.

При входе в любое присутственное место вас остановит охрана. Далее потребуют паспорт и начнут переписывать данные в замасленную не прошнурованную тетрадку, не известно кем и для чего заведённую. При этом администрация кивает на ЧОПЫ, а те на требования руководства учреждений. Даже в администрации краевого центра охранники достаточно долго поступали так же. Лишь после нескольких замечаний казаки на входе стали действовать аккуратнее.

Об этих и других фактах Управление Роскомнадзора было проинформировано. Но действий не последовало, поскольку: «…Оснований для принятия Управлением соответствующих мер реагирования по данному вопросу не имеется» и «… при наличии конкретных фактов, подтверждающих нарушение Ваших прав и законных интересов как субъекта персональных данных Вы вправе повторно обратиться в Управление, предоставив необходимые материалы для принятия при наличии оснований мер реагирования».

Кроме как рекомендовать обращаться в суд сотрудники этого ведомства что-либо сделать не сочли возможным. Но не станешь же обращаться к начальникам по каждому случаю. Тем более, когда случаи эти на каждом шагу.

А если нарушены не мои личные права, а права большинства жителей? При таких надзирающих за порядком исполнителях, как Роскомнадзор, на защиту общественных интересов особо рассчитывать не стоит.

Комментарии ()